ПРОБА ВИНА ВЫСОКОЙ ПРОБЫ: дегустация в Московском клубе виноградарей

1bdegВино — из всех лекарств лекарство против уныния. (Алкей, древнегреческий поэт)... А я снимаю грозди виноградных лоз. Питьё готовлю в чанах, отжимая их. (Николай Калликл, византийский поэт)...

Главный редактор ВС Александр РЕБРИК – о дегустации виноградного вина в Московском клубе виноградарей.


Второй год живёт и действует Московский клуб виноградарей
Проведено немало заседаний и в Аптекарском огороде, и выездных, на виноградниках. Активно обсуждали сорта, агротехнику выращивания, вопросы развития северного виноградарства.

0deg Заложили «виноградную стену» в том же Аптекарском огороде, в сентябре там же провели выставку урожая, чем удивили и порадовали многих москвичей. 

В клубе нашем немало начинающих, тех, кто увлёкся виноградом не так давно, но костяк составили люди опытные, хорошо знающие «как надо возделать гроздовие Диониса» (Нонн Наполитанский, византийский поэт, V век), кому рамки начального любительства давно тесны. В их виноградниках — десятки сортов, в выращивании для них не осталось секретов, этот этап ими пройден и они уходят на следующий уровень — осваивают виноделие.

1deg

Как человек, состоявший некогда в Обществе трезвости, я пытался внушить народу мысли о пользе для здоровья свежего винограда, об использовании ягод для соков, компотов, изюма, кишмиша. Они согласны, и все эти деликатесы производят, но их тянет на кишмишовку. Они даже выступали за то, чтобы в названии клуба отразить — «и виноделов».
Но тогда энтузиазм удалось удержать в рамках приличия. Дело не в том, что, слово могло бросить тень подозрения на совершенно невинные цели и задачи нашей общественной организации. Нет, не хочется остаться непонятыми. Ведь 99% московских дачников и сегодня не верят в реальность понятия «московский виноград», а уж «московский винодел» вызывает у непосвящённых приступ хохота.
Что про других говорить, если я сам девять лет назад знал только мелкие подмосковные винные ягоды, «заведомо, кислые» и уверял, что зато «листья наши очень хороши для долмы — нежные и чистые, лучше, чем на юге». Тогда в редакцию «Вестника цветовода» один из подмосковных виноградных «классиков» принёс статью о своём опыте выращивания лозы. А ещё он рассказал мне, что сделал «отличный коньяк», которым угощал гостей из Франции, а те «пили и хвалили».
Я тогда был уверен, что никакого подмосковного коньяка быть не может, а потому грубовато уверял его, что похвала от французов это лишь признак их воспитанности, что она не имеет никакого отношения к качеству напитка: хоть бы вы их керосином угостили, выдав его за коньяк, они бы вежливо благодарили вас. Я был настолько уверен в своей правоте, что даже не потребовал дать мне на пробу тот самый хвалёный коньяк. Хоть я и не большой знаток крепкого, но, думаю, понял бы, что не всё так однозначно. Тогда ситуация из песни средневековых вагантов о споре благородного вина, что «душу нам греет», и пивом, что «нищетой рождено в беззаконии», мною переносилась на разговор о вине «настоящем» южном и «экспериментальном» северном.
Что, про «когда-то» говорить, если я, уже многого здешнего напробовался, но до конца не понимаю, что же мы производим и пьём. Всё это — абсолютная новизна, неоткрытая толком Америка. Про старые винные сорта полтысячи лет тому писал в Италии на латинском языке беглый из Константинополя грек Микеле Маруло, что «плоды прехвальные вкуса лишатся сразу, как будут они пересажены с почвы отчизны, ибо привычные соки и род известны деревьям, то поколение новое в худшее сразу впадает».
Какие там соки бродят в подмосковных мускатах и каберне, не говоря уже о «крови» десятков «самопальных» любительских сортов, одному Богу известно. Тем не менее, лоза в Подмосковье растёт, грозди немалые, ягоды наливаются, сахар набирают, вино получается. Тяга к виноделию (прошу не путать с тягой к вину) у опытников не проходит, да и нет в ней ничего преступного, коль в стране свобода самогоноварения для себя.
Коль страсть нельзя укротить, решило руководство, значит, процесс надо взять под контроль, поставить в рамки, подвести научную базу. А раз так, надо учиться.

2deg

Именно в тот день, когда решили собраться, чтобы с вином разобраться, появилась в Интернете информация, что, мол, во Франции тревога. Глобальное потепление привело к существенному изменению климата в виноградарских районах, в результате, урожай собирают на две недели раньше обычных сроков, но качество ягод меняется к худшему. И для Шардоне, например, наилучшие условия, якобы, складываются севернее прежних районов его выращивания — на юге Англии и этот регион может стать новой Шампанью. Пино Нуар в Бургундии и Мерло в Бордо стали чувствовать себя не в своей тарелке, белые вина Германии «краснеют». Не знают, куда им бедным деваться?

А мы знаем, мы тут как тут. Мы готовы произвести им виноградозамещение. Посмотрите в Интернете, что делается. Сто лет назад русские крестьяне спрашивали, не найдётся ли у кого лишнего мешка картошки, чтоб до нового урожая дотянуть, а сегодня народ толково, со знанием дела обсуждает качество виноматериалов в Чили и Новой Зеландии, подразумевая, что наши всё равно лучше. И такой ажиотаж на форумах, что начинаешь верить: скоро, скоро шапками закидаем и зальём планету дорогими марочными северными винами.

Собираемся и приступаем к делу. Проводим смотр наших боевых рядов, т. е. изучаем, смотрим, пробуем, что там, в бутылках. Для обеспечения должного уровня познания был призван профессиональный сомелье, он же, винный журналист, эксперт, судья чемпионатов в России, Греции, на Кипре и на Западе.

3deg  Денис Руденко, винный эксперт, член Союза Сомелье и Экспертов России.

Нам повезло, человек попался знающий, живой, вызывающий доверие, располагающий к себе. С таким не только работать приятно, но и рюмку-другую пропустить не грех. В его руках, винная чаша «ликует и хвалится, винный дух издавая» (Мелеагр, древнегреческий поэт, I век до н. э.).
Для разминки обсудили каждый этап дегустации, уточнили детали и нюансы, определили баланс и договорились только пробовать «неразбавленное, чистое».

4deg

Начали с вин заводских, кубанских, донских — Рислинга, Шардоне, Муската белого, Пино Нуар, Мерло, Абрау-Каберне Совиньон. Когда-то, древним грекам виноград на берегах Чёрного и Азовского морей казался самым северным (чуть было не вкралась опечатка — «скверным»), а для нас он очень даже южный. Вина перед подачей побывали в холодильнике, белые подольше, потому как «не подобает доброго друга поить неохлаждённым вином» (Симонид Кеосский, античный поэт, 556 — 468 гг до н. э.).
В масштабах мировых, как сообщают винные порталы и блоги, наши вина — «двоечники и троечники». Наш эксперт был более снисходительным и оценил представленные образцы заводских вин на 3 с половиной.     

Главное же ждало нас впереди. Если герой стихотворения Леонида Тарентского (3 век до н. э.) «Дар винодела» «три бочки принёс с виноградников разных, то наши мастера — Липко Марина, Мараховская Ирина, Мещерякова Галина, Свивальнева Надежда, Калугин Алексей, Кочетов Владимир, Мохов Александр, Павлов Владимир, Уткин Вадим, Холкин Виталий, Чесноков Виктор прихватили в общей сложности 25 сосудов с отборным оригинальным вином, «достойный нектар из дорогих погребов», «сок благородной лозы полнил здесь пьяную кадь» (Марциал, римский поэт, 40—104 гг н. э.). 

5deg

Так как моего винограда хватает только на десерт, то я, чтобы не придти на дегустацию совсем с пустыми руками, вооружился суждениями авторитетных винопойцев, винолюбцев, верных друзей виночерпиев.

Выставив приличную батарею разнокалиберных сосудов с напитками, мы поставили нашего эксперта в непростое положение — всё такое разное и неведомое.

6deg

Кое-что, правда, выставлялось на конкурсах, отмечено грамотами районного и областного масштабов, у Чугуевых на «Смоленское лечебное» даже патент имеется, но по большому счёту, наши вина для народа остаются загадкой. И для ценителя тоже. Нос его «чует вино превосходно, только не может узнать сразу, какое оно» (Лукиан, II век н. э.). Время уже было позднее и, чтобы вино от пустословия не кисло, приступили к тестированию, где главную роль играл профессионал. Любителям, чтобы более или менее сориентироваться в достоинствах напитка, нужно много времени. Производитель недооценнёного вина, чтобы приструнить «обидчиков», мог бы воспользоваться остроумными ответами того же Марциала. Например, «в кубок, где массик был, ты венское мне наливаешь. Я предпочёл бы пустой кубок понюхать, чем пить». Или, «пей ватиканское ты, если уксус находишь приятным, раз не по вкусу тебе нашей бутыли вино». Но до споров дело не дошло, виноделы были в прекрасном расположении духа, благожелательны и говорили нетёрпкие, некислые, негорькие слова, лился один нектар.
Эксперт был немногословен и сдержан, объективен и точен. По 100-балльной оценок представленные вина набрали от 68 до 82 баллов.

7deg

Особо было отмечено вино под №3 — красное сухое с лёгким ореховым ароматом.
Выделилась группа вин из сортов селекции Потапенко, в которых доминирует «амурская кровь». Каждое из них получило более чем по 70 баллов. При этом указано, правда, на большое содержание сахара.

Среди представленных вин оказался «засланный казачок» — вино, сделанное из Муската Гамбургского, выращенного на Кубани, которое и получило, между прочим, самую высокую оценку — 82 балла.

Общая оценка представленных образцов стремится к 4 (80 из 100). Даже если это не гамбургский счёт, не самый строгий, для любителей, для начала, для подмосковного виноматериала — результат превосходный. Вот они — гроздовья винограда царского, напиток виноградника густой, бодрящий, сладость терпкая, прозрачность светлая, тонкий вкус.

Для того, чтобы читатель лучше понял наших виноделов, скажу, что хозяин зала, где проходила дегустация, на прощанье цитировал Ксенофана Колофонского (570—478 гг до н. э.): «слава гостю, который за чашей беседует мудро и тихо».

Александр РЕБРИК, главный редактор Вестника садовода.