НЕВИННОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ЖИГУЛЁВСКОГО ВИНА

0digelРепортаж  главного редактора «Вестника садовода» Александра РЕБРИКА.

Фото: Павел ПОПОВ, Сергей ЕЛИСЕЕВ.

 

 

 

 

 

Спросите у любезных россиян, что такое «дегустация», и 99 из ста скажут, что это выпивка для туристов с некоторыми ограничениями по количеству выпитого. Спросите у них же, что такое «подмосковный или самарский виноград», то 99 из ста ответят вам вопросом: «А разве виноград у нас растёт?» Попробуйте им рассказать о поволжском вине и вас не поймут. Уточнят, не о винокурении ли речь, не с самогоном ли вы вино путаете? Или с пивом жигулёвским? И это в век Интернета, избытка информации, когда космические корабли донельзя избороздили просторы Вселенной! Масса не знает, потому что не хочет, а те, которые информационными потоками заправляют, к благим делам, вроде виноградарства, безразличны.

Но вы-то знаете, что «где виноград, там цивилизация», что за последние десятилетия виноград ушёл далеко на север и для многих сотен садоводов средней полосы вопрос «как вырастить виноград?» давно пройденный. Они растят его на гектарах, коллекции их насчитывают по 100—200 сортов и их уже занимает не то, как получить урожай, а как получить качественный виноматериал и сделать много хорошего вина. Тут вам не арифметика, а высшая математика. В Грузии, Италии, Франции виноград выращивали и вино учились делать веками. А мы тридцать лет назад ещё и не запрягали. Или, как герой нашего представления, только знакомились с виноградом.

Все привыкли думать, что виноград это культура южная, капризная, не наша. У нас и морозы сильные, и сумма температур недостаточная. Ну, разве что под стенкой кустик на радость себе и для удивления дураков. Когда подошли поближе к винограду, то обнаружили, какой он пластичный, даже послушный, что с ним можно и нужно работать. Выявилось также немало славных людей винограду под стать. Они достойны той замечательной культуры, которой с таким энтузиазмом занялись.  

Нечернозёмные садоводы быстро освоили, покорили неведомую им прежде культуру. Одни, действуют скорее методом проб и ошибок, по наитию и берут упорством. Другие же взялись осваивать науку виноградарства, а затем и виноделия, настоящим образом и добились удивительных результатов. Сегодня эти любители общаются на равных с профессионалами и учёными, отечественными и зарубежными, не только сами пьют своё вино, но выходят с ним на рынок и вскоре «зальют» его.

На очередном заседании Московского клуба виноградарей присутствующим были представлены виноградарь из Самарской области старший научный сотрудник отдела селекции НИИ садоводства и лекарственных растений «Жигулёвские сады» С. В. Елисеев и его вина.

Сергея Владиславовича москвичи знают уже неплохо (читали о нём, общались с ним по скайпу, заходят на его сайт), а вот его вина пробовали немногие. Елисеев говорил о своём винограднике, немного об агротехнике выращивания, подробно о лучших сортах, об особенностях виноматериалов сезона 2016 года и выставлял бутылки. В его коллекции около 150 сортов винограда. «вся Европа», немало крымских, которые легко адаптировались к новым условиям, чего не скажешь о донских. ‘Ливадийский чёрный, например, набирает в Самарской области 25-30% сахара.

1digel 'Левадийский чёрный'.

Говорил Елисеев убедительно, со знанием дела. Он, агроном, с головой окунулся в «бродильное» дело, освоил ремесло и чувствует себя в виноградном сусле как рыба в воде. Сергей Владиславович отметил, в частности, что прошлый год обещал быть хорошим, сумма активных температур достигла 3150 градусов, но всё испортил холодный дождливый сентябрь (87 мм осадков). Тем не менее, вино получилось «не идеальное, но неплохое». Надеюсь, вы с этим согласитесь. У нас в Поволжье винодельческий бум. В области уже около 100 га виноградников, всех интересуют саженцы только технических сортов. И это не случайно. «У винограда средних широт идеальное соотношение сахара и кислоты», «богаче коллоидная форма» и много других достоинств. Конечно, потребителя ещё надо приучить к нашей продукции, тем более, что у неё «другая органолептика». «Давайте начнём с вас, — сказал Елисеев, обращаясь к членам Клуба, — ведь вы самые подготовленные».

2digel

Дегустацию проводил известный сомелье Денис Руденко.

Прежде чем дать команду «разливай!», Денис напомнил правила дегустации и принялся оценивать белое вино Рисус из винограда одноимённого сорта селекции П. Я. Голодриги. Было отмечено, что вино имеет «правильный цвет — соломенно-зеленоватый, чуть золотистый». Оно «подвижное, лёгкое». «Состоялась и ароматика», «первый нос» показывает запах зелёного яблока. Аромат стабильный, чистый фруктовый. Кислотность выразительная, чуть-чуть высокая. Вино белое, сортовое, простое. 85—86 баллов.

Затем пошло розовое вино Шняга.

Елисеев: ‘Левокумский’ сам по себе «Шняга», «красный сорт винограда, но сделанный по-белому», с «тонами дикой клубники».

3digel 4digel

Оценки Руденко: довольно большой уровень алкоголя и глицерина, вино подвижное, приятного цвета, аромат красных лесных ягод, ароматика не очень богатая, но интенсивная. Хорошее ординарное розовое вино, 84—85 баллов.

Следующее — Мюллер Тургау.

Елисеев представил так: «саксонский дрезденский виноград». Видимо он имел в виду, место, где сорт очень распространён и откуда, вероятно, получил его саженцы. Название же сорта произведено от автора Германа Мюллера из швейцарского кантона Тургау. Будь сорт саксонским по рождению, то мог быть назван Торгау в честь тамошнего города на Эльбе.

Руденко: вино ординарное, «не то, что Рислинг», много цитрусовых тонов, ароматика отличная, хотя односложная, простая, с горчинкой, 85—86 баллов.
Далее была представлена елисеевская «классика» — Мускатель из ‘Цитронного Магарача’, «мускатно-терпенового сорта».

5digel

Вино получило 83—84 балла, а аудитория — обширную информацию по поводу того, что с точки зрения первичной ароматики технические сорта винограда делятся на 3 группы: терпеновые (Мускат, Мальвазия), которые «быстро деградируют в ароматике»; пиразиновые, с овощной ноткой (Совиньон Блан, Каберне Совиньон), которые хранятся до 7 лет; тиольные с персиковым, абрикосовым ароматом, со временем — сладким цветочным, а с возрастом усложняют букет (Шардонe, Рислинг), их стоит хранить долго.

Вот на столе появился Саперави северный. Красное вино, глубоко окрашенное, «это сорт—красильщик». Вино молодое, ибо у красного вина первыми выпадают антоцианы фиолетовые, затем красные стремятся к янтарным. Портвейн, например, может жить 50-100 лет, но после длительного хранения красный, розовый и белый приобретают одну окраску и не узнать, какого цвета вино было изначально.

Руденко: Тельность (плотность, густота, вязкость, тягучесть) вина невысокая, алкоголя немного, может лезть свекольность, а тут приятный ягодный букет, кислотность довольно высокая, значит, цвет сохранится долго, хорошее ординарное вино, 85 баллов.

Затем были извлечены ещё бутылки Гурзуфского розового (типа Массандры) и Дойны, «напоминающей «Кадарку», опробованы, одобрены (первое — «женское», второе — «простое, питкое»), оценены (первое в 85, второе в 84 балла).

Елисеев: если бы сентябрь не был «бухенвальдским», то нормальный виноград дал бы вино на 2—3 балла выше. Я не терплю ‘Каберне Совиньон’ за вкус паслёна (его дают стойкие вещества группы пиразинов). Регулируют их количество не на заводе, а на винограднике. Чем больше прямого солнца попадает на ягоды, тем меньше этого паслёна. Поэтому листья убирают. Дожди или полив за две недели до уборки увеличат количество паслёна.

На югах отлично получаются хересы, мадеры, а шампанские — на северах. Мне итальянские вина нравятся больше, чем французские. ‘Пино Нуар’ наш мне не нравится, у меня он не даёт того, что надо. ‘Шардоне’ хорош один раз в 5 лет. Вкуснее ’Ливадийского чёрного’ не знаю…Мне нравится Рислинг, который пахнет 98-м бензином…

Коснулся Елисеев и конкретных вопросов технологии приготовления вин, а завершил речь рассуждениями о судьбе отечественного виноделия. «Сейчас у нас нет школы виноделия, старая ушла, затем идёт разрыв и только начинает образовываться нечто новое. Винодел — это повар, вкладывающий в своё дело душу, а сомелье — это коммерческая составляющая».

6digel

Возможно, определения, которые дал С.Елисеев, не полные, не совсем корректные и не все, кроме поваров, с ними согласятся. Винодел — он же и виноградарь, он и повар, и поэт. А настоящий сомелье — не просто виночерпий, грамотный приобретатель напитков и «впариватель» продукта потребителю, т. е. коммерсант. И у него ведь может быть душа, которую он тоже может вкладывать в дело. О происхождении, всяческих достоинствах, произведённого вами вина, он расскажет людям. И они по-другому взглянут на то, что пьют, «зауважают» вас и продукт вашего труда. И трезвыми встанут из-за стола. Так, как это произошло у нас.

Прежде, чем встреча завершилась, последовало много вопросов и жигулёвскому виноделу, и московскому сомелье. Нередко они касались оценки напитков, приготовленных самими слушателями. И оценки, надо сказать, были вполне оптимистичными. Прав стародавний грек Аристофан — «Хорошее вино заставляет видеть все вещи в самом приятном свете».

Александр РЕБРИК, главный редактор «Вестника садовода».

 

Вернуться к разделу За Россию виноградную!