ЯПОНСКИЙ САД ПО-РУССКИ

0jap

Черепаха духовной культуры японского народа заползла далеко. (Борис Пильняк. Корни японского солнца).

Впервые книгу о японских садах на русском языке у нас издали в 1975 году в «Изобразительном искусстве». Её написала Н. С. Николаева. Написала так добротно, что и сегодня, спустя 40 лет, после нашествия в наши библиотеки массы книг на эту тему иноязычных авторов, она выглядит столь же убедительно. 

Сады, о которых шла речь в книге, меня поразили своей загадочностью и абсолютной непохожестью на те, которыми я украшал свою Родину.

В отличие от японских, мои сады должны быть наполнены не пустотой и недеянием, а плодами, ягодами и борцами за высокий урожай, которые копают, полют, режут, собирают. У них же в садах не то, что фруктов, но и зелени порой не найдёшь… Одни камни и камешки, то «остров черепахи», то «голова» её, то «камень жизненного опыта», то «всплески волн».

1jap

Мой поверхностный утилитарный взгляд на японские изыски безоговорочно приветствовал в них разве что их «пустоту» от сорняков. Заключённые же там неисчерпаемые и беспредельные символы, которые и сами по себе, по словам «отца» русского символизма Вячеслава Иванова, «несказанны и неизъяснимы», оставались не столько непонятыми, сколько непринятыми. Я легко соглашался с тем, что только в пустоте возможно движение, что глиняный сосуд или дом не могут существовать без пустоты, которая в то же время может быть «наполненной». Но перед тайным смыслом сада «Океан Пустоты» я чувствовал себя беспомощным.

2jap

Работая в саду, наблюдая, как раскрывается, например, весною бутон подснежника или почка на дереве, пробуждается к жизни сделанная тобой прививка или саженец, ощущаешь некие моменты «просветления», когда душа «свободно общается со всеми». Но вся моя, да, скорее всего, и ваша практика общения с садом, природой, почти всегда активна, деятельна. Мы всегда заняты, деловиты, нам некогда созерцать, мы сад видим и соловьёв слышим, разве что в короткий миг передышки. Сад для нас — прежде всего место трудовых подвигов, а то и каторжного труда, но не просветления. Мы существуем для сада, а не он для нас.

Уже после того, как проштудировал книгу Николаевой, обнаружил как-то на обложке журнала «Новая Корея» как пары нарядно одетых трудящихся чинно с блаженным видом шествуют по тропинкам горного парка и созерцают его яркое осеннее убранство. Но, даже будучи несколько «просвещённым» на счёт дзен-буддистского «просветления», подумал: ребята, смешно выглядите, вы даже толком осмыслить и объяснить не можете, того, чем вы заняты, вы надеетесь получить новые ощущения миропорядка, а ведь сейчас самое время сад к зиме готовить!  

Я уже давно раскаялся в своих прегрешениях и другими глазами вижу тех блаженных северных в том случае, корейцев или японцев, любующихся цветением сакуры, ириса или камелии.

3jap

Хотя я и ныне не достиг степени их просветлённости, но старался сам, и других призывал к этому. Не пропускаю ни одной возможности побывать в настоящем японском саду, впитываю, созерцаю, радуюсь, не могу сказать, что легко и до конца их «прочитываю».

До поры до времени считал, что настоящий японский сад может быть только в Японии. Когда больше узнал и увидел, понял, что японский мастер может сработать по-настоящему и в других широтах, и с другими растениями. До совсем недавних пор полагал, что у нас настоящий японский сад есть, например, только в ГБС РАН, а ещё может быть стилизация под японский садик, а чаще просто элементы японского более или менее удачно вписанные в сад европейский, «нашинский». Пока не побывал на лекции Ирины Андриановой, которую устроило в январе в Аптекарском огороде «Сообщество любителей садовых растений». То, что рассказала и показала Ирина, поколебало мои прежние убеждения и предубеждения, доказывает, как много наш человек может, и как много наши суровые вроде бы условия позволяют. Когда есть такие люди, как Ирина, и японскому саду у нас цвесть!

4jap

Меня приятно поразили не столько даже сады, сколько их творцы — та же Ирина, и Александр Толоконников, и Глеб Успенский, и Светлана Чижова, и Андрей Седов, и другие. Не исключаю, что не только японский мастер, но и наш соотечественник,  имеющий представление о садовом искусстве японцев, сможет найти в их садах какие-то помарки, огрехи, несоответствия. Я бы не стал придираться, по мне, так их подвижничество, самоотверженность, с которой они принялись за такое непривычное для нас творчество, накопленные ими знания об иной далёкой культуре, обретённые умения и навыки работы с камнем и растениями, постигнутые смыслы — может даже превосходить то, что ими создано. Сад — это место для творчества, средство. Человек вполне может перерасти своё творение. И слава Богу! Ибо сад для человека, а не наоборот.

Давайте прочитаем статью И. Андриановой, посмотрим картинки, а летом двинем по японо-русским садам.

Статья Японский сад: мечты или реальность? 

Александр РЕБРИК.