КУРГАН ЗА УРАЛОМ: снова в страну, которой мы не знаем...

0Главный редактор ВС Александр РЕБРИК рассказывает о своей поездке в Курган.

 

 

 

 

 

В Кургане много хорошего: климат прекрасный, всё очень дёшево, есть люди, есть книги… (В. Кюхельбекер — В. Жуковскому, 1845 г)
И всё-то сердцу дорого, // И нет версты земли такой, // Посёлка или города, // Чтоб был тебе чужой. (Сергей Васильев)

Жизнь похожа на цепь случайностей. Месяц назад «Вестник» Центра природного земледелия из города Кургана случайно обратился к нам с просьбой прислать им все имеющиеся номера нашего «Вестника садовода». Вот только как же эту подборку переслать? Я сказал, что скоро привезу журналы сам. Потому что, случайно среди нашей «афганской» братии было два уроженца Курганской области, которые, опять же совершенно случайно, именно в ноябре 2015 года пригласили нас к себе в гости.

Мы встречаемся ежегодно в разных городах, где живёт кто-то из наших. Уже были и Минск, и Киев, и Ростов-на-Дону, и Астрахань, и Смоленск, и Екатеринбург, и чего только не было и не будет. Такая случайно сложилась традиция. Замечательная. Но ведь мы могли с таким же успехом в этот раз оказаться на Кавказе, или на Севере.

1kur

Вот так мне повезло: и журналы передал, и на занятии в школе садоводов побывал. Впечатления остались самые приятные. Садоводов на занятие пришло более полусотни, некоторые с детьми. Слушают внимательно, вопросов задают много, но  несложных, откликаются мгновенно, руки поднимают. Отчасти это в благодарность за то, что входной билет стоит всего 10 рублей. Собственно говоря, входная плата введена лишь для того, чтобы какие-нибудь «лесорубы» без определённого места жительства случайно не зашли подремать. Профсоюзы предоставляют помещение. Власти выделили участок земли в пригороде под образцово-показательный сад-огород, такой, какой уже есть в Новосибирске.

 Душа и «пламенный мотор» Центра, школы и «Вестника» – Приданникова Юлия Викторовна. Она и знает много и о почве, компостах, мульчировании, и о садовых растениях (розах, клематисах, томатах и луке), и умеет немало, судя по тому, что на каждый случай у неё есть примеры («я делаю так»). В том числе умеет говорить с людьми. Вопросы ставит ребром: «Как вы узнали о нашем семинаре?», «Кто устал в этот сезон?», «Кто использует бордосскую жидкость?» Выводы её порой неожиданны. «Есть садоводы, которые любят, чтобы их участок выглядел чистеньким». Когда зал согласно закивал, руководитель семинара строго спросила: «Кто из вас так поступает, чистит, гребёт, копает?» Пять или шесть человек осмелились признаться в таком грехе и выслушали вердикт: «При природном земледелии чистоты не будет!» 

Убедительно ратует Приданникова за природное земледелие. Не копать почву, а рыхлить, всё мульчировать, не делать то, что вредит растениям и не нравится вам (обработка ядами, внесение минеральных удобрений, которые не обогащают, а истощают почву).

2kur

Сеем сидераты, добавляем эффективные бактерии, внедряем, по возможности, капельный полив. Основное питание растения получают из воздуха. В почве, в принципе, всё есть. Сигнал о нехватке железа не значит, что его нет в почве, просто по какой-то причине растение не может его получить. Наша задача, понять по какой и устранить её.

Пообщавшись с садоводами, которые «урожай собирали в этом году вёдрами да мешками», а теперь к новому сезону готовят сады и готовятся сами», пожелав им всяческих благ, окунулся в «курганную» жизнь.

Узнал, услышал и увидел сам

Этот край за Уральскими горами, если смотреть из Европы, «ворота Сибири», уже не Урал, но ещё и не Сибирь, отстоит почти равно далеко от всех четырёх океанов и дыхание их здесь слабо чувствуется, за исключением, разве что Ледовитого. Южнее раскинулись казахстанские степи, на восток уходит сибирская лесостепь, севернее начинается тайга. Нет ничего особо выдающегося – равнина, поля, леса, перелески. Характерны «колки» — берёзовые леса на месте заболоченных озёр. Самая большая река — Тобол, приток Иртыша, а ещё Миасс и Исеть. Зато более трёх тысяч озёр — чистых, рыбных «язёвых», есть солёные и родоновые. Впрочем, имеются водопады.

В лесах хозяйничает берёза (более 60%), хвойных (порядка 20%). Немало интересных растений, например, охраняемые Красной книгой венерин башмачок вздутый, дремлик тёмнокрасный и д. морозниковый, горечавочник Долуханова, папоротники — ужовник обыкновенный и фегоптерис связывающий (на снимках внизу: слева - дремлик тёмнокрасный, справа - Дремлик морозниковый)

3a_Wiki_Saarland_35  3b_Wiki_Bernd_Haynold

Начало изучению тамошней флоры и фауны во второй половине XVIII века положили первые академики Санкт-Петербургской Академии наук из немцев И. Г. Гмелин (1709—1755), автор 4-томной «Флоры Сибири», П. С. Паллас (1741—1811), учёный, по оценке В. Вернадского, «колоссальной работоспособности», только за время своей сибирской экспедиции преодолевший 27 тысяч вёрст, автор «Флоры России», И. Г. Георги (1729—1802) (его помним хотя бы в связи с георгином, который Dalia), случайно приглашённые в Россию. Да с ними один из «апостолов Линнея» — швед И. П. Фальк (1732—1774).

Надо сказать, что не только иностранцы интересуются зауральской природой. Даже краткий перечень нынешних достопримечательностей «Курганщины» звучит интригующе — ландшафтный парк, дендрарий, Дворецкий сад, лес «Ленину 100 лет», бор-брусничник, Чудо-дерево, Чернокорые берёзы, Музей леса, Гнездовья пеликанов, Музей лебедя, Музей русского быта, Музей старообрядческой культуры, Музей этнографии башкир. Вот увидеть бы это, а то всё по англиям да япониям!

4kur

Курганская область, образованная в феврале 1943 года, по зауральским меркам небольшая, всего 71,5 тысячи кв. км. Правда, это больше территории Бельгии, Нидерландов и Люксембурга, но в три раза меньше Великобритании.

У области очень красивый герб — на зелёном геральдическом щите два серебряных кургана (из герба областного центра), серебряная оконечность щита с «кремлёвскими» зубцами — стилизация Далматовского монастыря, бегущая лазоревая куница с золотыми мордой и грудью — из герба города Шадринска. Щит обрамлён золотыми дубовыми ветвями, перевитыми лазоревой андреевской лентой.

4akur

Дело лишь в том, что дуб в тамошних местах большая редкость. Встретить его можно только случайно. А на гербе города Кургана, помимо насыпей, — куница и чёрный соболь. Они намекают, что охотнику в этих краях есть чем заняться. Это делом подтвердил принимавший нас Вячеслав Мягков: на первый день он предложил нам на второе блюда из добытого им кабана, а на второй день — из косули.   

Курган насыпал давным-давно один из золотоордынских ханов. Всё, что в Царёвом Кургане было зарыто, давно уже выкопано. Вокруг него выросла слобода Царёво Городище, которая случайно в 1782 году по велению той же Екатерины стала городом Курганом. Город рос медленно, даже сейчас в нём около 360 тыс. жителей.

Тобол река не судоходная. Лишь однажды полтораста лет тому до него доплыл из Тюмени пароход «Благодать», которому едва удалось вернуться обратно. Больше никто рисковать не стал. Зато в октябре 1893 года сюда пришла железная дорога. Да так и осталась. А рядом с вокзалом «застрял» на запасном пути славный паровоз «Феликс Дзержинский», на ходу, как новенький.

Чем только не славен Курган! Курганстальмост соорудил среди прочего мост через Москва-реку от храма Христа Спасителя в сторону Третьяковской галереи, участвует в строительстве стадиона в Самаре к чемпионату мира по футболу, готов «оседлать» Керченский пролив. Курганцы делают автобусы, тягачи, пожарные машины, сельскохозяйственную и дорожную технику, боевые машины пехоты и десанта (БМП и БМПД). Наша делегация побывала и на заводе, где клепают БМП, и на полигоне, где их испытывают.

4bkur

Мой третий в жизни приезд в Курган случайно совпал со 120-летием Терентия Семёновича Мальцева (1895-1994), почётного академика ВАСХНИЛ, лауреата Сталинской премии, дважды Героя Социалистического Труда, орденоносца (6 орденов Ленина и много других), и прочая, и прочая. Замечательного полевода, который всю жизнь (а прожил он без году сто лет!) учился сам и учил других как землю и поле водить.

5kur

Главная его заслуга — безотвальная система обработки почвы. Он рассуждал так: «Сколько ещё тайн хранит природа. Она не терпит самоуверенности. Надо постигать её законы и уметь ими пользоваться». В свой первый приезд в Зауралье в 1983 году я побывал у Мальцева. Мне больше всего запомнилось даже не нива его, а библиотека, причём не просто обилие книг, порядка 7 тысяч, а то, что они были перечитаны, с пометками и закладками. О его любви к чтению, кстати, говорила его дочь Лидия Терентьевна на открытии мемориального комплекса Мальцеву в сквере его имени, рядом с улицей Мальцева и центом культуры и досуга «Современник». Памятник представляет Терентия Семёновича, идущего по полю, несущего в руках колосья и как бы дарящего их людям.

6kur  Памятник Т. Мальцеву.

Есть в Кургане ещё один памятник, чем-то похожий. Это памятник Гавриилу Абрамовичу Илизарову возле Центра восстановительной травматологии и ортопедии его имени. Академик держит в руках свой знаменитый аппарат, который «возбуждает и поддерживает активную регенерацию и рост тканевых структур», вернул уже сотням тысяч людей здоровье, возможность ходить, двигаться.

7kur

У памятника и в самом Центре побывал вместе со всей нашей делегацией, там всё здорово, только лучше, чтобы ни у кого не было повода туда попадать, разве что на экскурсию. Одно не понравилось — зимний сад, где деревья, цветы, трава из пластмассы. Руководство об этом уже думает. Надо бы им помочь!

Много бродил по городу. Такая у меня привычка. Что проехал — мимо, что прошёл — то твоё! Иду — вижу, случайно, симпатичный старенький уютный домик. Оказалось, что теперь это музей, а в нём, с марта 1845 по март 1846 года, проживал поэт, декабрист, лицейский друг Пушкина, «человек не без дарований, и не без души» — Вильгельм Кюхельбекер (1795—1846). Незадолго до смерти поэту разрешили перебраться из мест совершенно отдалённых (Забайкалье) в Курган, который, по мнению музейных работников, являлся «самым тёплым ссыльным городом Сибири». О Кургане поэт сказал немало добрых слов, написал там несколько прекрасных стихотворений и одно сердитое — «Курганиада» называется, герой которого «премудрый К-ть, Кургана управитель». Ясно, что не обо всех управителях поэты говорят красиво. В марте 1846 года Вильгельму Карловичу разрешили выехать в Тобольск лечиться. Там он написал: «Вот, слава Богу, я опять спокоен,// Покинула меня жестокая хандра.// Я снова стал доступен для добра». Давайте и себе того же пожелаем!
 Прохожу мимо областной библиотеки. Она не случайно носит имя писателя, автора «Ратоборцев» — исторических романов о Данииле Галицком и Александре Невском Алексея Югова (1902—1979), уроженца Куртамышского района, который ещё семьдесят лет назад занял «правильную» на сегодня позицию по Крыму, доказывая славянское происхождение Ахиллеса и что русские — исконное население Крыма, куда только через века после них добрались всякие древние греки, средневековые генуэзцы и осколки Золотой Орды — татары.
А на улице Советской вижу тоже не случайную мемориальную доску на доме, где родился и жил поэт Сергей Александрович Васильев (1911—1975). Когда я читал многих поэтов, его поэзия показался мне похожей на улицы его родного города — «Кургана улицы прямые!» Так он писал и в том стихе дальше признавался, что лишь уже взрослым, «увидев вновь вас (улицы, имеется ввиду) понял я с особой ясностью впервые, что это Родина моя». Налицо явная заторможенность чувств. Позже, когда нашёл у него понравившееся — «ярость азиата во мне, как брага разлита», понял, что есть у поэта Васильева не одна только «брага». А его с И. Дунаевским «Дорожная песня», кажется мне шедевром — «Любимая, знакомая, // Широкая, далёкая, // Земля родная, Родина // Привольное житьё! // Эх, сколько мною езжено, // Эх, сколько мною видено, // Эх, сколько мною пройдено, // И всё вокруг моё!» Думаю, заслуга здесь не только Дунаевского.

В Кургане же в 1925 году были напечатаны первые стихотворные сочинения «прямого и упрямого» Бориса Ручьёва (1913—1973), который ещё «в «дальнем детстве, в немыслимой сказке, на часок отрываясь от книг, разглядел я, дивясь по-хозяйски, незастроенный свой материк». Несмотря на то, что Зауралье, этот «материк» Ручьёва, как у Маяковского планета, для счастья плохо оборудованы, поэт часто поэтически, задушевно описывает  «первую родину» — «тёплое курганское затишье, трактовой запевки бубенец», «степь лежит ровная, как на тетрадке, по низовьям рыбная вода», «озёр язёвых зорная икра», «дом под названьем милым — «школа», «на крылечке, в узористом вишенье, серебристо гремел граммофон».

Встречались мы «афганской группой» и со здравствующим ныне курганским поэтом и писателем Геннадием Павловичем Устюжаниным. Надо признать, что не случайно. В 80-е мы знали его как советника Бабрака Кармаля. И сейчас он вспоминал Афганистан, страну, где каждый второй житель — поэт, читал свои стихи, рассказал о своих книгах. Созданное им издательство «Парус» выпустило 17 томов «Книги памяти», 5-томник «Помни войну», книгу «Живая память Афгана», 9 выпусков альманаха «Тобол». Только что сдан в печать сборник  стихов Устюжанина «Причал моей души». Интересна история его первой книги, которая называлась «Лёнькины цветы», где собственно о цветах ничего и нет. Но начало ей положила поездка молодого журналиста в дальнее село, где старшеклассник Лёнька, юный мичуринец растил цветы и возле дома, и возле школы, делился семенами и рассадой с односельчанами и несколько лет подряд его отмечали грамотами. Но когда, наконец, Устюжанину удалось туда попасть, то Лёньку уже не застал, тот уехал в город, поступать в институт. Через время Лёнька нашёл того, кто хотел написать про его цветы. Они долго говорили, но молодой собеседник, бывший мичуринец, вещал уже как будущий инженер. Все мысли его были о технике. О дальнейшей судьбе Лёньки, Устюжанин, к сожалению, ничего не знает. Хочется верить, что со временем, природа своё взяла и вернула Лёньку на путь истинный.
Не одними только поэтами и писателями славен Курган. Говорил же Кюхельбекер, что он богат людьми. Встречались мы и с правителями города и области, и с бывшими молодыми людьми, которым пришлось служить в Афганистане.

8kur

В Центре патриотического воспитания поразил своей энергией и благородством полковник в отставке, пограничник, тоже служивший в Афганистане.

9kur

Сколько ему удалось найти материалов — оружие, обмундирование, снаряжение, книги, фотографии, тексты об армии и флоте! Как вдохновенно и увлекательно он рассказывает детям, как умело им показывает «Делай как я!» Такого же энтузиаста мы встречали два года назад под Минском в музейном комплексе «Линия Сталина». Человека такой же закваски, только не военного, а музыкального племени, мы обнаружили в Курганском педучилище. Потомственный музыкант, преподаватель, он создал богатейший музей музыкальных инструментов и посвятил это дело памяти своего отца. Он рассказал об экспонатах, показал, что к чему, чем русская домра отличается от казахской домбры, а затем привлёк к музыке одного за другим почти всех наших, исключая тех, кому медведь на ухо наступил, вроде меня. Какой славный оркестр получился!

10kur

 Прочитал
Велик Курган, не обойдёшь его за каких-то три дня, не познакомишься со всеми. Кое-что удалось узнать из прессы. Что «народ там мирный, добросердечный», «молодёжь неплохая, однако доступность алкоголя и наркотиков» портит её. На 100 курганских браков, однако же, 50 разводов, а на 10 курганских девчонок — 8, в том числе и приезжих, ребят. С прискорбием узнал, что для горожан характерно «наплевательское отношение к природе», что «жители захламляют каждый клочок земли, а Тобол превращают в сточную канаву». Клянусь, в городе я этого не видел, а только в газете. Конечно, некоторые недостатки  заметил, но до каких-то, вопиющих, видимо, не дошёл. Чтобы не быть голословным, предлагаю вашему вниманию небольшую подборку ноябрьских курганских новостей.
В газете отголоски 4 ноября
: В чём сила, брат? В единстве! В нынешней геополитической обстановке, считает руководитель проекта «Живая история» в Курганской области студент Виталий Нефёдов, — единение нации особенно важно.

В областной библиотеке собралось Зауральское генеалогическое общество по случаю своего 15-летия. Его основал «учёный Курганского госуниверситета, изумительный энтузиаст родословно-краеведческих исследований Павел Свищев». В других городах и сёлах области насчитывается ещё 50 «друзей генеалогического движения». Собравшихся приветствовал гость из Екатеринбурга, председатель Уральского историко-родословного общества Михаил Елькин.
Знают ли курганцы о родной стране? Всероссийский географический диктант по инициативе В. Путина провело Русское географическое общество. В Кургане на него пришло 127 человек, в основном студенты и школьники, которые выполнили 25 тестовых заданий. Итоги станут известны после 10 декабря.
А вот в федеральном Интернет-проекте «Город России» за Курган уже отдали свои голоса более 18 тысяч человек. Голосование идёт до 30 декабря. Давайте добавим Кургану голосов!

11kur

Хоровод счастья. Укрепляем «братских народов союз вековой». В Кургане прошёл 10-й фестиваль национальных культур «Венок дружбы». Выступили представители армянского, башкирского, белорусского, еврейского, казахского, татарского и украинского центров. Руководитель коллектива украинской песни «Рисковы друзи» Нина Олейник мечтает научить красивой украинской мове детей. Жизнерадостный народный коллектив с большим чувством и душой исполняет украинские и русские песни уже больше 17 лет, а его участники свято верят в вечную дружбу братских народов».
Читаешь такое и не верится. Слова из доброго прошлого, из эпохи великой дружбы, которую прекратили, якобы, во имя национальных интересов России. Они там в Кургане что, телевизор не смотрят, московских газет не читают, национальные интересы превратно понимают? А то давно бы узнали, что «Украина — это искусственное образование и у неё нет будущего» (П. Толстой, 1 телеканал), что «не существует никакого украинского народа — есть южная ветвь народа русского» (П. Акопов, газета «Культура» №40/2015). Какая может быть дружба со своими же ветвями?  

В гимназии №47 работает Центр национальных культур (на базе бывшего Клуба интернациональной дружбы). «В рамках Дней Германии в Курган приезжали немцы. Одним из самых знаменательных моментов стало изготовление пельменей. Почти 400 человек лепили их. В конце повара пробовали блюдо с разными соусами».

Интернета в Зауралье стало больше. В рамках реализации государственной программы по устранению цифрового неравенства в селе Усть-Утяк в пригородном Кетовском районе открыта первая в области точка доступа в Интернет. «Обошлось без торжественной пыли в глаза, разрезания ленточки и прочей мишуры».

Табак с прилавков убрали. Активисты Роснарфронта выявили факты незаконной продажи табачной продукции, приняты меры. Продолжим следить за соблюдением антитабачного закона, обещает пресс-служба зауральских «фронтовиков».

Пропагандистов наркотиков наказывают. Трое курганцев за рекламу наркотиков через сеть Интернет оштрафованы на 5 тысяч рублей каждый. Только и всего! А в каком-нибудь Сингапуре за это голову бы оторвали.

Летний парашютный сезон закрылся в лётном центре «Логовушка». Ждём установления снежного покрова.

Опасность пожаров миновала. В связи со сложившимися погодными условиями пожароопасный сезон  текущего года в лесах области указом губернатора завершён 23 октября. За сезон было обнаружено и ликвидировано 242 возгорания в лесах на площади 4591,8 га. Огнём пройдено более 3,6 тысяч гектаров леса. Плюс к этому 168 степных пожаров на площади 10571 га.

К сказанному и напечатанному могу добавить ещё одно крепкое выражение, которое позволила себе барышня-экскурсовод — «Зауралье — кухня Лондона конца XIX века”. Такими сентенциями, оказывается, кормят наивных людей. Хорошо, хоть выросший на зауральских, якобы, харчах Лондон, этого не слышит. Всегда сытый Лондон обошёлся бы и без курганского (читай, сибирского) действительно высококачественного масла. Но оно уезжало туда не потому, что в России сто лет назад все катались как сыр в сливочном масле, а потому, что продать его за рубеж (если появилась такая возможность) было значительно выгоднее. Точно так, как сейчас выловленная нашими рыбаками в наших дальневосточных морях качественная рыба уходит в Японию, Корею и Китай, а на внутреннем рынке нам предлагают минтай, который в 70-е годы шёл только на рыбную муку. Так что, нам снова есть чем гордиться! Но это уже не курганская тема.

Александр РЕБРИК, главный редактор ВС.