НА ТЯНЬ-ШАНЬ ЗА ПОДСНЕЖНИКАМИ. Часть 2

14kirgВо второй части своей статьи о путешествии на Тянь-Шань Олег БУДКЕЕВ, коллекционер и интродуктор редких растений, рассказывает о флоре Киргизского Алатау.

Фото автора.

Начало статьи здесь.

 

 

Рано утром мы проехали по Чуйской долине на запад в сторону Узбекистана. Кара-Балтинское (по названию реки) ущелье уводило вглубь Киргизского Алатау. Оно встретило нас угрюмыми отвесными скалами, бурным весенним потоком реки. Я поймал себя на мысли, что много путешествуя по горам, ничего подобного не видел. Здесь красота гор была какая-то другая. Я бы сказал, агрессивная. Отроги спускались почти отвесно в узкую долину, огромные, пугающие скалы и многоцветные осыпи (курумы) буквально нависали над головами. Останавливались, чтобы посмотреть флору и удивлялись её многообразию. 

10kirg

Особенно запомнились свечи эремуруса опалённого (Eremurus fuscus), царство астрагалов, скалы были поросшие низкими дафнами, кочковидными злаками.

Но вот дорога стала подниматься и мы «закружили» вверх по серпантину, виток за витком, всё выше и выше. И вот наш высотомер в автомобиле показал за 3000 метров. Слева высятся отвесные скалы, а справа за придорожным отбойником огромная пропасть-бездна. И с каждым витком-поворотом она становится глубже. Становится уже совсем холодно, мрачно, исчезли всякие признаки весны. Вот перед нами из-за поворота открылось чёрное око туннеля, которое тянуло нас в своё пустое нутро. Гулкое эхо и темень на протяжении трёх километров сопровождали нас.

Наконец, мы выехали на другую южную сторону Киргизского хребта и стали спускаться по такому же крутому серпантину вниз. Здесь верхняя граница снега была значительно выше, чем на той, северной стороне. Солнце слепило и вот уже видны ярко-зелёные отроги, сплошь усыпанные белыми цветами. Мы были восхищены увиденным.

Насколько глаз хватало, перед нами раскинулась долина реки Сусамыр, которую горы охватывали вокруг. Долина вытянута в виде большой овальной чаши и вдоль неё по берегу реки идёт дорога. По ней мы и поедем, а пока обследуем эту очень живописную межгорную сусамырскую котловину на предмет декоративного ботанического.

Здесь уже вовсю паслись стада овец и коз. Проехали вывеску с названием села — «Лепота». 

11kirg

Вдоль дорог жёны и дети чабанов продавали молочные продукты. Будете когда-нибудь в Средней Азии, обязательно попробуйте богатый протеином сыр — курут и полезный напиток из кобыльего молока — кумыс, а также молочнокислый солоновато-кислый напиток «Тан».

12kirg

Он, как никакой другой, избавит вас от жажды и придаст сил. Подкрепившись горными деликатесами, мы отправились за подснежниками и нашли крайне редкие в культуре безвременники Кессельринга (Colchicum kesselringii) и жёлтый (C. luteum). 

13kirg  14kirg

Зрелище, конечно-же, не для слабонервных. На холмах среди камней мы увидели небольшие «граммофончики» золотистых и белоснежных с лиловой полосой вдоль спинки лепестков цветы. Мы попали как раз на пик их цветения. Это представители большой группы этих растений, которые растут в Средней Азии, на Кавказе, в Крыму и зацветают с первыми лучами весеннего солнца. Я очень люблю эти растения и при любой возможности стараюсь пополнить ими свой подснежниковый фонд.

Кстати, на сегодняшний день моя коллекция весенних первоцветов уже перевалила далеко за 400 наименований. Не представляю себе возможным отказаться от новых видов и их цветовых вариаций. Легко обмениваюсь ими с другими коллекционерами и тем самым пополняю свой коллекционный фонд. Здесь на Сусамыре, встретил доселе неизвестную в культуре белую форму ириса Колпаковского.

15kirg

Дивной формы цветок. Сделав массу снимков местных экзотов, мы поехали дальше. Перевалив через ещё более высокий хребет, начали спускаться в живописнейшее ущелье Чичкан. Так называется и речка, прорезавшая поперёк следующий хребет, за которым будет известная всем гидроэнергетикам река Нарын с её каскадом ГЭС.

Вот здесь-то моя цветочная душенька получила мармелад по сердцу по полной программе. Бог мой, что ж это такое!? Здешняя флора настолько разнообразна, что куда бы ни пошёл — только диву даёшься. Здесь царство ферул, растений семейства Зонтичных.

16kirg  17kirg

Их листья похожи на необыкновенные изумрудные облачка с разной степенью извилистости и рассечённости листовых пластинок всех оттенков зелёного. А венчает каждое растение огромное золотистое соцветие-зонт. Ферулы здесь самые разные и все красивые. Думаю, что за ними большое будущее в культуре зелёного строительства. Ботаники просто обязаны показать миру всю палитру декоративных достоинств данного рода. Ферулы ещё и очень ценны в медицине. (Примеч. ред. О ферулах читайте ВС №3/2014).

Встретили мы и легендарного красавца Востока, славящегося нежнейшими оттенками и  замысловатым рисунком лепестков — ирис Альберта (I.albertii). В садах его пока нет, как и прочих встреченных нами ранее растений, а ведь все они высокодекоративные и достаточно просты в уходе, уверен, что прекрасно адаптируются к условиям средней полосы России. Мы нашли его множество с голубым, синим, лиловым оттенками.

Привёз я и белоснежную вариацию. Нашли мы и ирис согдийский (I.sogdiana) с необычными по форме, в виде звёзд, цветами и очень декоративной высокой узкой листвой. Все склоны ущелья были покрыты розовыми покрывалами разных оттенков цветущих деревьев миндаля и абрикоса. Среди камней виднелись то тут, то там цветущие белые и кремовые кусты спирей. Барбарисы удивляли меня своим разнообразием оттенков цветков от белого, розового до карминно-красного на одном дереве. Рай, да и только! Но и никогда в жизни своей я столько сразу не лазил по скалам.

Уже приближался вечер и мы, перекусив в придорожном кафе стоящем прямо под скалой над водой в виде импровизированного моста-ресторанчика с пуфиками на помостах и резными дастарханами, снующими с разносами офицантами в ярких тюбетейках. Почувствовали себя ходжами насреддинами, швыркающими чай из пиал с восточными орнаментами, вприкуску с румяной самсой прямо из тандыра.

Затем двинулись вниз в долину Нарына, пока в ущелье ещё брезжил свет. Ближе к отелю, ближе к ужину и сну.

18kirg

Расслабившись после тёплого душа и похлебав шурпы с лепёшками, мы и не заметили, как пришло яркое утро с лаем среднеазиатских овчарок и кукареканьем щуплых и жутко горластых петухов. Каково было удивление, когда, выйдя из нашего отельчика в садик, мы увидели берёзы с золотисто-розовой берестой на стволах. Такие вот там берёзы! Ещё несколько дней-удивлений предстояло нам прожить в горах Тянь-Шаня.

Несколько раз останавливались по пути на очередные фотосессии и ботанические вылазки. В Нарынской долине было уже по-летнему жарко. Лило с нас сто потов, но никаким образом это не могло остановить в нашем ботаническом подвижничестве. Наконец-то я нашёл в скалах среди кустарников вожделенную леонтицу Альберта (Leontice albertii). Это тоже редкий первоцвет. Опишу.

Сначала из земли показывается скрюченная цветочная кисть ярко-красного цвета, затем, по мере раскручивания цветочной кисти, она становится похожа на большую золотисто-оранжевую кисть барбариса на ножке высотой не более 20 см. Лепестки цветков золотистые, снаружи каждый лепесток окрашен всполохом красновато –оранжевого пламени и венчает кисть красивый лист похожий на жёсткий сизовато-зелёный лист комнатной(всем знакомой) шеффлеры. Необычное красивое весеннее луковичное  растение.

Здесь же встретили множество всевозможных луков(Allium), в том числе многочисленные гордый высокий  лук — анзур афлатунский и лук каратавский. По осыпям среди кустарников росла большая диковинная леонтица Эверсмана (L. ewersmanii),

19kirg

редкий рябчик  — корольковия Северцова (Korolkowia sewerzowii) с пурпурно-печёным цветом канделябра из мелких цветков, лимонно-жёлтый тюльпан ферганский (T. ferganica).

Встречалось и много растений виденных ранее. Ферулы и эремурусы там вездесущи. Сделав массу снимков у каждого куста, мы вернулись назад в Бишкек, чтобы оттуда отправиться на жемчужину Средней Азии — озеро Иссык-Куль...

Часть 3. Озеро Иссык-Куль и ущелья Тянь-Шаня 

Олег БУДКЕЕВ, коллекционер и интродуктор редких растений, г.Новоалтайск.

Фото автора.

См. также:

На Тянь-Шань за подснежниками. Часть 1. В окрестностях Бишкека.

На Тянь-Шань за подснежниками. Вступление.

Слово редактора. И это наши горы