ЯПОНСКАЯ ВИШНЯ

0_sakuraТретья часть заметок о Японии главного редактора «Вестника садовода» Александра РЕБРИКА (см. также «Собираемся в Японию» и «Слива китайская в Японии: скромное цветение – обильная символика»).

 

 

 

«Исполнить свой долг перед весной! — поглядеть на вишни!» Я. Кавабата

Япония — страна деловых людей: земледельцев, самураев и гейш. Внимание же часто уделяется растениям, которые практического значения не имеют, а лишь символическое. Такова и сакура, цветение которой предшествует или сопутствует колошению риса. Чтобы хоть как-то приобщить её к «делу», увязали эти факты простонародной мудростью — «чем пышнее цветет вишня, тем богаче будет урожай зерновых». Маленький мальчик, герой одной из средневековых историй, любовался цветением вишен на горе Хиэй. Когда неожиданно подул злой ветер, он расплакался, а монаху, пытавшемуся его утешить, объяснил: «Сакура опадёт — ну и пусть! Беспокоюсь же я о том, что ветер сорвёт цветы злаков, что посадили родители. Ведь будем мы тогда без урожая».
Самые прекрасные цветы в Японии распускаются на вишне. Потому даже слово «цветы» — «хана» означает «вишнёвый цвет». С цветущей сливой схожа добродетель, а с цветущей вишней — женская красота. Мотоори Норинага: «Если кто-нибудь спросит вас, что таится в сердце настоящего японца, покажите на цветы дикой вишни, сияющие в лучах солнца».

1_sakura

Это символ души нации, потому, что японцы могут умирать с улыбкой на устах, как умирают цветы горной вишни». В самурайском кодексе, изложенном в книге «Хагакурэ» («Сокрытое в листве», 1700 г.), отмечается, что цветы сакуры символизируют идеал тем, что «они опадают в полном цвету, а не увядают на ветке», осыпаются не по одному, а одновременно, все вместе. О сакуре говорят и пишут с восхищением, восторженно с примесью лёгкой грусти, соединяя любовь к прекрасному, с мечтой о том, чтобы цветы не увядали, а краски не выцветали. «Ветка вишни в цветах весенних» вполне подходит для того, чтобы совершить «приношенье благому Будде» (Сайгё).
Что это за растение такое — сакура? Группа растений (16 видов) подсемейства сливовых. Прежде всего, это вишня мелкопильчатая (Cerasus или Prunus serullata). В природе, помимо Японии, она произрастает также в Китае и Корее.

2_sakura

Близка к ней вишня сахалинская (C. sachalinensis), к тому же, морозостойкая. К родоначальникам сакуры относится и вишня короткощетинистая (C. subhirtella), отличающаяся продолжительным цветением. В создании современных сортов сакур участвуют также гибридные вишни: эдосская (C. yudoensis), от Эдо, старого названия Токио, являющаяся его цветком-символом, разрезная (C. incise), Лана (C. lannesiana), а также тибетская разновидность черёмухи мелкопильчатой (Padus serullata). Сами японцы выделяют — «яма» (горные, дикие) и «сато» (сельские, садовые) сакуры. Селекция сакуры ведётся уже давно, имеется более 400 форм и сортов. Самая распространённая — Somei Yoshino с крупными чисто белыми лепестками, чуть розоватыми у основания. Fuyuzakuraзимняя, а Shidarezakuraплакучая вишня. У Yaezacura большие цветки с тёмно-розовыми лепестками. Выведены сорта, внешне напоминающие розы, с диаметром цветков в 50-60 мм, содержащие до 50 лепестков, не только привычных цветов, но и жёлтых, зелёных, пёстрых.

2a_sakura

О запахе: «Смотрю на пышную крону —и вот аромат, очень тонкий, едва уловимый, долетает от вешней вишни (Киносита Ригэн).
К концу цветения на веточках появляются листья, и растение выглядит особенно нарядно. Японцы называют его — ха-дзакура («сакура с листьями»). Деревья сакуры весьма крупные, 8 и более метров высотой, бывают и гораздо выше.

3_sakura

Так, одна из долгожительниц (ей около 1800 лет) имеет около 24 м. высоты. Кора гладкая, в трещинах. Листья овальной или копьевидной формы с зазубренными краями. Мелкие плоды сакуры кислые и тёрпкие. Употребляют в пищу солёные или маринованные лепестки в качестве ароматной приправы и листья, в которые заворачивают «сакура-моти» — сладкие рисовые колобки с пастой из сладких бобов.
Цвет сакуры преимущественно почти белый, точнее, сакураиро — бледно-розовый. Николай Задорнов в романе «Хэда» описывает поросшие сакурой окрестные леса, которые становятся светлыми, розовой белизны, и утверждает, что она там «особой породы», розовая, но «есть в ней странный прицвет, в тон скалам, которые стоят как коричневые стены и башни». Мне пока что не удалось найти подтверждения этому. Можно понять и пожелание Камоцукэ Минэо в стихе на смерть вельможи Фудзивара Мотоцукэ: «О, когда бы у вишен на склонах горы Фукакуса было доброе сердце, они хоть в эту весну расцвели б чёрным цветом».
Весною все живут любованием цветением вишни (сакура-но-хана, хана-гари). Начало обычаю было положено более тысячи лет тому назад, с 1992 г «День цветения сакуры» — официальный праздник, открытие которого проводится в главном токийском парке Синдзюку с участием первых лиц государства. Японская Ассоциация сакуры составила список ста лучших мест для любования сакурой. Метеорологи с января, с начала цветения вишни на Окинаве и до мая, когда цветение достигнет севера Хоккайдо, выпускают ежедневные сводки о движении фронта цветения сакуры (сакура дзэнсэн), сообщают об освящённых традицией загородные местах, где цветущую сакуру можно увидеть в полной красе.

4_sakura

Основное время цветения сакуры — конец марта — апрель, но бывало и так, что вишня иных «затмевая несравненной красой», зацветала поздно, в четвёртую луну (а это уже май), когда «уже весна миновала» (Ки-но Тосисада, умер в 881 году). После того, как вишня отцветает на равнине, в погоне за красотой японцы устремляются в горы или на север. Таким образом, у Сайгё однажды набралось целых «двадцать дней счастья». Поэтесса Исэ завершила свою погоню за цветами «вешней вишни… в заброшенном горном селенье, от людей вдалеке». Там они распустились «позже прочих — уж повсюду цветы опадают». Дама Нидзё сравнивает вишню, цветущую в горном краю, с суровыми стражами, которые «столько путников задержали». Она просит её помедлить, не осыпаться, чтоб красотой налюбоваться… А Киёхара-но Фукуябу сообщает, что хоть и далеко он забрёл, но «везде лепестки устилают гладь струящихся вод — даже здесь, в урочище горном задержаться весна не в силах».
При виде цветущих вишен — «счастьем полнится сердце», наслаждаемся «дивным цветом и ароматом», «можно потерять голову».
Все знают: «всё, что цветёт, неизбежно увянет».

5_sakura

Тем не менее, вид отцветших вишен — «повергает в печаль», «все, как один сожалеют, скорбят», «вздыхает и самый бессердечный человек». Аривара-но Нарихира однажды подумал, что даже если бы весна удлинилась на целый месяц, то «разве могут сердца людские насладиться вдоволь цветеньем?» Чтобы как-то успокоиться, он предположил, что не будь их вовсе в мире земном, «быть может, и впрямь по весне… спокойно, безмятежно осталось бы сердце…» Впрочем, бывает, оказывается, «такое настроение, что даже цветущие вишни в храме Хэйан-дзингу не развеют грусти» (Тиэко).
Японцы заметили, что цветы вишни на фотографии или картине, в рассказе выглядят хуже, чем в жизни.

6_sakura   Утагава Хиросигэ. Цветущая вишня.

И это действительно так. Особенно непривлекательна и почти неузнаваема сакура на монетах, воинских погонах. Цветущей сакурой люди хотят поделиться с другими. Обидно, если красота остаётся невостребованной. Грустно бывает видеть, как «под весенним дождём, вся усыпанная цветами, одинокая мокнет вишня» (Масаока Сики). Поэтесса Идзуми Сикибу посадила деревце вишни, но печалится, что «никто не идёт по весне любоваться цветами», утешает себя — «что ж, пусть служат мне украшеньем». Японцы, как правило, цветением только любуются и редко кто осмеливается «поднять руку» на цветы. Я обнаружил нескольких. Уж очень хотели они порадовать своих близких. Сосэй, например, боясь, что, «лишь взглянув на цветы», не сможет о них достойно поведать, решает: «наломаю цветущих веток и домой принесу безмолвно». При виде дамы, срывающей соцветья вишни, «любовь уж волнует сердце» поэта Фудзивара-но Ёсифуси.
Весна, как и всё прекрасное, проходит быстро. Вот и ханами — праздник непродолжительный, как недолог век цветов.

7_sakura

Это печальное обстоятельство во все времена повергает в уныние.
Программа такая — долгое ожидание цветения вишни, за ним — короткое цветение и мгновенное увядание. Бывает, что начало цветения задерживается, например, «из-за холодов в горах», — как у Фудзивара-но Цунэтада, — пока холоден ветер, что гуляет в ветвях, «набухшие эти бутоны не торопятся распускаться». Большинству за вишнями приходится куда-то идти или ехать, им на зависть есть счастливчики, которым выпало «как ни в чём не бывало жить под цветущей вишней» (Кобаяси Иса). Редко кто из японцев пропустит этот праздник, но редко кто успевает, налюбоваться цветами вишни так, как ему бы того хотелось, люди желают, чтоб счастье длилось вечно. Вот «были бы вечны цветы на вишнях, вечно с ними я был бы сердцем!» (Сосэй).

8_sakura

Для натур поэтических, а японцы в массе своей такие, сакура — символ быстротекущей жизни. «Если бы человеческая жизнь была вечной и не исчезала бы в один прекрасный день, подобно росе на равнине Адаси, и не рассеивалась бы, как дым над горой Торибэ, не было бы в ней столько скрытого очарования. В мире замечательно именно непостоянство» (Кэнко-хоси). Вот и спешат миллионы японцев под сень цветущей вишни, чтобы полюбоваться красивыми цветками и ландшафтами, задуматься о бренности жизни, вспомнить тех, кого уже нет на белом свете, выпить сакэ и хорошенько закусить, вдохновиться и сочинить пару-другую хайку, поспособствовать, в конце концов, увеличению урожая риса.

9_sakura

Больше тысячи лет назад Ки-но Томонори вопрошал: «отчего вишни лепестки рассыпают как тревожные мысли Этот же вопрос волновал и волнует всякого японца. Сосэй, например, считает, что это «горный вихрь оголяет цветущие вишни» и если кто сможет поведать ему, где убежище этого вихря, то он пойдёт «к нему с укоризной». Он даже, изливающего скорбную душу, соловья отказывается понимать, ибо «взмахи его же крыльев на цветы обрушились ветром». Инок Дзиэн рассуждает иначе: «что ж винить только безжалостный ветер, что осыпал цветы? «Может, сами они захотели раньше срока уйти из мира?» Опавших лепестков так много, что их ветер наметает настоящие сугробы, «вешней вишни цветы устлали всю гору Курабу — но и тем лепесткам никогда числом не сравниться с сонмом скорбных моих раздумий» (Саканоэ-но Корэнори).

Сакура — дерево божественное и вдохновляющее, потому под нею сочиняются стихи в неимоверном количестве, например, несколькими поэтами вкруговую, так называемые рэнга — «цепочки стихов». В то же время Сайгё, признанный «певец сакуры», признаётся: «Вишни расцвели. Не открыть сегодня мне тетрадь с песнями». Их цветенье согревает теплом его путь, вдохновляет, а стихи будут потом. Полагают также, что в цветах обитают души предков, следовательно, глядя на сакуру, мы общаемся с предками, поминаем их. Это общение, между прочим, тем теснее, а урожай, тем больше, — чем больше съешь и пьянее будешь. «Если нет сакэ, то и цветы сакуры не в радость» (Содо Ямагути). Подобные взгляды близки нашему человеку. В рассказе Ихара Сайкаку «Общество восьмерых пьяниц»: один из них, беспробудный, просит мать похоронить его в бочке из-под вина на горе с вишнёвыми деревьями или же в лощине, где растут клёны. Когда люди придут любоваться цветами или листьями, они наверняка прольют на землю хоть немного сакэ, и оно дойдёт до моих косточек. Разве это не роднит нас с островитянами? Ведь у нас тоже есть привычка поливать могилку хмельным. Правда, мы ещё оставляем на ней еду для предков. А вот жители округа Камигата, повествует самурай Ямамото Цунэтомо в книге «Хакурагэ»: «когда отправляются созерцать цветы вишни, берут с собой судки, в которые кладут еду на целый день. По возвращении домой они избавляются от судков, растаптывая их ногами. Окончание важно во всём». Справедливость последних слов подтверждает инок Сайгё: «молюсь об одном — чтобы было дано мне судьбою встретить смертный свой час в вешнем месяце кисараги, в полнолунье, под сенью вишен».
Любимым местом проведения ханами в Токио является парк Уэно, куда приходят семьями или из офисов на пикники, часто сопровождаемые обильным употреблением напитков и танцами. Мияко, героиня повести Ясунари Кавабаты «Озеро», пригласила своих гостей в парк Уэно, но «там было так много народа, что даже деревья утомлённо опустили усыпанные цветами ветви». А молодые герои романа Кавабаты «Старая столица» Кэйко и Синьити собрались «поглядеть на цветущие вишни у храма Хэйян-дзингу» в Киото. Мы узнаём, что «особенно украшала сад рощица плакучих вишен. Недаром теперь говорят: «Много цветов в старой столице, но только плакучая вишня нам шепчет: и вправду весна!».

10_sakura           Парк Горёкаку в городе Хакодате особенно красив в период цветения сакуры.

«Необыкновенные по красоте розовые цветы» наполнили душу героини «священным трепетом»: «Ах, вот и в этом году я повстречалась с весной». Встретив своего кавалера, Киэко заявляет, что хочет обойти все вишни в цвету, они вызывают у нее «ощущение весны». «Клонящиеся книзу ветви буквально до самых кончиков унизаны розовыми махровыми цветами, и кажется, будто расцвели они не на ветвях, а ветви созданы лишь для того, чтобы цветы поддерживать». Она показывает могучую вишню из тех, что «особенно хороши». На ней розовые махровые цветы были с лиловым оттенком. Молодой человек откликается: «Взгляните, ведь это сама женственность! И поникшие гибкие ветви, и сами цветы — такие ласковые, такие нежные… сколько в её цветении неизъяснимого обаяния, прелести, — к этому нельзя привыкнуть!»

11_sakura

Небезынтересны и рассуждения героев вроде того, что «цветущие вишни наскучить не могут», что «пейзаж с опавшими цветами тоже прекрасен», хотя сам опавший цветок это образ невозвратности любви. В заключение молодёжь сделала вывод: «нет на свете ничего красивей цветущей вишни».
В пору ханами страна живёт только вишней. Даже скромница луна, как заметил Басё, «над вишней в цвету спряталась за облака». А уж «цветы моркови в пору цветения сакуры никто не замечает» (Содо Ямагути). Но замечается многое другое. Минамото-но Саэтомо, например, заметил, что «каждый год по весне трухлявая старая вишня вспоминает о том, как была она молодою». Александр Долин, наш бывший соотечественник, японовед, переводчик японских поэтов и сам поэт, тоже обратил внимание на то, что у «сакуры старой стволы узловаты, громоздки, корявы».
Мы возвращаемся к героям «Старой столицы». Через несколько дней Тиэко с матерью и отцом отправляются «полюбоваться цветами» в Омуро, где храм Ниннадзи, где «теперь вишни в самом цвету». Они называются «луна на рассвете» и цветут позднее других в старой столице — «не для того ли, чтобы Киото подольше не расставался с цветами?» Они «издавна привыкли любоваться цветами вишни в Омуро». Прошли ворота, вишнёвая роща по левую руку цвела особенно буйно. Поглядев в ту сторону, отец сокрушённо сказал, что «не в силах на это смотреть». Дело в том, что на широких скамейках в роще пришедшие сюда ели, пили и громко распевали песни. Кое-где «пожилые крестьянки весело отплясывали, а захмелевшие мужчины разлеглись на скамьях и громко храпели», некоторые свалились на землю. «Что творится-то!» — покачал головой отец и предложил отправиться в ботанический сад.
Картина, по нашим меркам, вполне приглядная, но вступающая в диссонанс с темой и нашим представлением о благородном населении японских островов. Уходя, напротив вишнёвой рощи под высокой сосной наши герои увидели кореянок, которые «били в корейский барабан и под его звуки исполняли национальный танец. Это выглядело куда как эстетичней, чем развлекающаяся толпа под вишнями». «Сквозь просветы между зелёными ветвями сосны виднелись в отдалении розовые цветы горных вишен», а «в глубине рощи к небу поднимался дымок — там жгли мусор, оставленный любителями цветущих вишен».
Сакура со стороны удивляет и восхищает. Правда, бывали времена, когда японцы в Китае и Корее насаждали и себя, и сакуру. «Я в китайских горах посажу японские вишни и китайских детей научу я петь наши песни», — грозился в начале прошлого века Ёсано Тэккан. Не в восторге от ханами были многие европейцы. Р. Киплинг, например, уверял, что если «окружить англичанина цветущими вишнями со всех сторон, уже через сутки он начнёт жаловаться на запах». Нашему человеку японский культ вишни не кажется чрезмерным. Н. Задорнов, глядя в прошлое с «высоты» XX века, полагал, что столичному японскому чиновнику «полезно пройтись по стране в пору цветения сакуры».

12_sakura    Утагава Хиросигэ. Провинция Ямато: тысяча вишневых деревьев в одном взгляде.

Сейчас такое «прохождение» вполне возможно на автомобиле, но в середине XIX века, когда происходят действия, описанные в романах Задорнова, даже сёгун не так уж преуспел бы в погоне за цветущей сакурой. Поэт Ки-но Цураюки был губернатором провинции Тоса, что на острове Сикоку. В 935 году, завершив службу, он возвращается в столицу Киото по морю. Плаванье, «Дневник» которого он написал, длилось 55 дней. Сегодня по шоссе расстояние это равно 331 км и преодолеть его можно примерно за четыре с половиной часа.
Тем не менее, уже и Европа в сакурах, и Америка, и Корея. Аллеи сакур заложены в Вашингтоне, в Ванкувере высажено 37 тысяч деревьев, а в г. Мейкон штата Джорджия, якобы, все 300 тысяч. 250 деревьев растут в Японском саду ГБС РАН в Москве. А ещё есть Ванкуверский и Копенгагенский фестивали вишнёвого цвета. Сакура, как говорится, шагает по планете, сопровождаемая «охами-ахами». Пусть будет меньше восторгов, но больше деревьев.
Отцветает сакура и красота остаётся только в памяти очевидцев...

Александр РЕБРИК, главный редактор «Вестника садовода».

Посмотреть информацию о поездке в Японию и охоте за красными клёнами

См. также:

Собираемся в Японию

Слива китайская в Японии: скромное цветение – обильная символика

 

Вернуться к Садовые путешествия, поездки