СЛИВА КИТАЙСКАЯ В ЯПОНИИ: скромное цветение — обильная символика

0_japterАлександр РЕБРИК, главный редактор

«Вестника садовода»

(см. также: Собираемся в Японию и Японская вишня).

 

 

 

 

Молись о счастливых днях! На зимнее дерево сливы будь сердцем своим похож. (Мацуо Басё)
Начнём с легенды. Госсоветник Кинто Фудзивара с министром Удзи говорят о красоте весенних и осенних цветов. Министр утверждает, что весною краше всех сакура, а осенью — хризантема. «Вы забыли, что есть ещё слива» — возразил Кинто и после продолжительного спора предлагает компромисс: «Будем считать, что вишня красивее сливы. Но, хоть раз увидев алые цветы сливы в снегу на заре весеннего дня, вы уже никогда не забудете такой красоты. Холодны, как ветер ранней весной, леденеющие бутоны, которые ещё не раскрылись. Они пока в коричневой броне, в которой спрятано жало, и скрючены голые ветки — такими мне представляются людские сердца».

1_japter

Правильность слов госсоветника подтверждает народ — «Слива цветёт — запах хорош, вишня цветёт — глаз не оторвёшь». Вместе с сосной и бамбуком входит она в число «трёх друзей холодной зимы» и одновременно это первый весенний цветок.

2_japter

Только сакуре уступает слива по количеству посвящённых ей стихотворений. Веское слово в пользу сливы сказали самураи — «воины цветущей сливы и острого меча».

Цветущая слива. О каком, собственно говоря, растении идёт речь? Это Prunus mume или Armeniaca mume, для нас — китайский абрикос мумэ или японская слива умэ. Поэзия наших дальневосточных соседей переполнена восторгами по поводу цветущей сливы, которая в Китае — мэйхуа, а в Японии — умэ. В любом случае мы имеем дело с одним и тем же растением семейства Розовые, видом из секции Абрикос рода Слива.

Это — невысокое листопадное дерево с зеленовато-серой корой и тонкими побегами, продолжительно и красиво цветущее в преддверии календарной весны.

У японцев она — символ женского начала, весны торжествующей над зимой, стойкость и чистоту души, добродетель и мужество, брак и счастье. Увидеть цветение умэ — к удаче, а потому её изображение часто можно увидеть на керамике, гравюрах, свитках, колоколах, зеркалах. Слива умэ — один из главных символов Нового года в Японии наряду с бамбуком и сосной. «Стойкая слива сейчас, ещё зимой, хочет явить красоту, которую молчаливо копила в суровом замёрзшем мире. О, этот страстный дух красоты!» (Дзюн Таками).

Пример сливы вдохновляет: «Верь в лучшие дни! Деревце сливы верит: весной зацветёт» (Мацуо Басё). Символизирующее силу сливовое дерево часто используют как защитное средство от зла и стараются сажать в юго-восточной части сада, так как именно с этой стороны, согласно японским поверьям, оно и приходит. Правда, нередко оно приходит и к самой сливе, и с любой стороны. Явился однажды деловой подросток и принялся резать, да так, что вынужден был вмешаться сам Басё: «Пастушок, оставь сливе последнюю ветвь, срезая хлысты».

Когда цветёт?В январе-марте, на юге Японии и раньше. Впрочем, в «календарях цветения» нескольких садов Токио указан и декабрь. И в Женеве мне приходилось видеть её цветы в промозглом декабре, но любоваться там было нечем, присутствовали два чувства — удивления и сожаления. В одном из стихов старинный поэт Ки-но Томонори обращается к весеннему ветру с просьбой разнести аромат лепестков, «чтоб к цветущей сливе близ дома соловей отыскал дорогу». Задумался — неужели в месяце первой луны (феврале) соловей там начинает петь? Тем более, что и не наш у них соловей, а короткохвостая камышовка — угуису. Её имя означает весну, ассоциируется также с цветком сливы. Оказывается, она поёт даже зимой и тогда её песня называется сасанаки. Но особенно активна камышёвка ранней весной, а увидеть её можно только до того, как появится листва на деревьях. Поэт Сосэй услышал соловьиную трель «с веток дерева в снежном убранстве», тот, видно, прилетел проверить, «не цветы ли в саду белеют». Подтверждает столь раннее пение тот факт, что в это время в садах проводятся выставки и соревнования пернатых певцов.

Цветение деревьев каждого сорта сливы длится около двух недель. Цветок умэ красивый, изысканный, ароматный. У него пять лепестков, как и 5 богов счастья. Порою порадовать может и один — «с забытой сливы тот, кто помнит ещё, мне прислал лепесток» (Такараи Кикаку). Цвет лепестков — от белого до тёмно-пурпурного. Чаще всего замечают белый, возможно оттого, что в пору цветения ещё бывает снег.

3_japter

«Соперничая с белизною снега, упавшего с небесной высоты, у дома моего на ветке сливы зимней цветут сегодня белые цветы!», писал Отомомо Якамоти ещё в XVIII веке. Ничего не изменилось и через полтора века, когда за сливами наблюдали и не могли отличить её белые цветы от упавшего на цветущие ветки умэ снега поэты Ки-но Томонори и Отикоти Мицунэ. Впрочем, последнему принадлежит ещё одно оригинальное определение цвета — «у нежных слив и лунного луча цвета одни». Он рекомендовал узнавать их только по аромату. В Японии сейчас сливы уже отцвели, так что убедиться в том, насколько точно это наблюдение, вы сможете не раньше, чем следующей зимой. Впрочем, нам поможет репродукция картины Дзякутю Ито «Белые сливы в лунном свете».

4_japter

Сэй-Сёнагон в «Записках у изголовья» (Х век) подтверждает цветовую разноголосицу у сливы — они «белые на западной стороне дворца, алые на восточной», цвет пурпурной сливы бывает «густых и светлых оттенков», а масть коня с красноватым отливом — как «светло-алые цветы сливы». Монах Ёсида Кэнко в Записках от скуки» сообщает нам из XIV века: «Сливы хороши и белые, и бледно-алые. Простые сливы рано зацветают, а алые махровые чаруют своим ароматом. Простые сливы раньше всех зацветают и осыпаются, они всегда спешат — и тем интересны».

Аромат. Если сакура не имеет запаха, то цветы сливы дурманяще ароматны. Писал же Ки-но Цураюки: «Наугад я бреду, поднимаюсь на гору Курабу — но цветов аромат мне во мраке ночи укажет верный путь к той сливовой роще», потому что на родине аромат сливы тот же, что в юные годы. Осикоти-но Мицунэ особенно выделяет запах, который издают цветы сливы. Даже, когда они окутаны кромешной мглою весенней ночи, «лишь по дивному аромату я узнаю соцветья сливы», «хоть цвет сокрыт от взора, утаишь ли благоуханье?!»

5_japter                                                           Судзуки Харунобу. Женщина любуется цветением сливы ночью.

Слива умэ завезена из Китая, была и остаётся одним из символов китайской культуры. Традиции великого соседа охотно перенимала японская знать. Так появился праздник любования цветением сливы (умэмацури) — смотрения за тем, как почки раскрываются, выпускают бутоны, а те, в свою очередь, — цветы. Смотрины и общение с природой сопровождаются межчеловеческим общением и прославлением увиденного, прочувствованного и понятого. В первом тысячелетии этот праздник был на первом месте, хотя цветом и ароматом сливы мог «насладиться лишь посвящённый» (Ки-но Томонори). Затем сливу несколько затмила пышная роскошная сакура. Инадзо Нитобэ считал, что её достоинства более наглядны и понятны каждому, символика проще, с ней «не может сравниться никакой другой цветок в мире».

Умэмацури, отчасти, похож на праздник сакуры, но сдержан, скромен, гуляния и пикники не столь многолюдны. К тому располагают и более скромные цветы сливы, и очень ранняя пора цветения, когда солнце ещё скупое, а ветви деревьев голые и настоящая весна впереди. «Прелестью сливы пленяться» принято издалека. Так прежде поступал и поэт Сосэй, но «нынче ветку сорвал, наслаждаюсь вблизи бесконечно дивным цветом и ароматом».

6_japter

Цветущие ветки сливы, растущей на берегу реки быстротечной, Исэ год за годом «созерцает в воде». Цветы умэ не только радуют глаз, но и будят фантазию, уносят в прошлое. Как писал Фудзивара-но Иэтака: «Сливу в пышном цвету о минувших веках вопрошаю». Почти невозможно, чтобы японский человек оказался в стороне от праздника весны. Лишь однажды мне попалось горькое признание героя рассказа Дзиро Осараги: «Мать сказала, что после женитьбы у неё не было ни одной свободной минутки, чтобы полюбоваться цветами сливы». Похоже, что такие случаи единичны. Ещё бы, ведь это событие, хотя и повторяется из года в год и, казалось бы, слива цветёт для всех, но в жизни каждого человека оно имеет первостепенное значение. «Пускай цветы пушистой белой сливы чудесною горой поднимутся вокруг, — проникновенно написала поэтесса Каса (VIII в.), — Но всё равно — как на тебя, любимый, я наглядеться не могу на них!»

7_japter

Цветение умэ служит толчком для того, чтобы вспомнить дорогих сердцу людей и дорогое в своей жизни. «Оплакиваю себя, любуясь сливой», — сокрушался Рюсю Сютаку, — трижды вдыхал чудесный аромат, трижды размышлял над собой. Волосы белые-белые, а всё же встретил свою очередную весну». Бывает ли что, дороже сливы? Оказывается, бывает. Фудзивара-но Тэйка, например, отдавая должное сливе, наполнившей ароматом цветов всю небесную даль, считает, что «и этой душистой дымке лик луны не затмить сегодня». А вот Дзякусицу Гэнко восстанавливает справедливость и уравнивает эти величины — «слива в лучах луны, а на ветке одинокий цветок… луна окончательно примостилась на ветку сливы».

Зимнее цветение, сопровождаемое холодами и снегопадами, привносит в этот процесс ноту трагизма. Все следят за ним и переживают, если возникает угроза его мирному развитию. Говорят, например, что, если первый снег выпадает до того, как на сливе распускаются бутоны, то цветы быстро опадут.

Поэтому японцы стараются уловить каждое драгоценное мгновение. Ки-но Цураюки: «Глаз не мог оторвать — что в сумерки, что на рассвете всё смотрел и смотрел, но нежданно соцветия сливы в миг единый сошли, увяли». Как и у сакуры, цветение сливы шествует с юга на север Японии постепенно, что позволяет продлевать наслаждение от любования ею, переезжая с места на место.

Для поддержания народной традиции создаются сливовые сады, где любоваться цветением умэ особенно почётно.

Там проводятся разнообразные фестивали, конкурсы поэтов на лучшие стихи о сливе (этой, заимствованной из Китая традиции, уже больше тысячи лет), фотографов на лучший снимок пейзажа с цветущими деревьями. Раньше всего сливовые деревья зацветают в саду Атами (префектура Сидзуока), где их высажено более 1300, ста сортов. Издавна там в январе-феврале в течение месяца проходит праздник сливы. Один из великих — храмовый сад Кайракуэн в городе Мито, префектуры Ибараки.

8_japter

Среди лучших мест для любования сливами — храмовая роща Китано Тэммангу в Киото, где растут две тысячи сливовых деревьев, храмовый сад Дзусэндзи в Камакура, где сливовые деревья разных сортов, цветут, сменяя друг друга, в течение всей зимы и стоят в ковре цветущих нарциссов. Там же, в Камакуре в храмовом саду Дзюфукудзи можно увидеть композицию — 11 белоцветущих слив в окружении тёмных сосен. Самой красивой считается сливовая роща в местечке Цукисагэ (префектура Нара), которая тянется на 5 км. вдоль течения реки Нэбари. Не менее прекрасна и сливовая роща в парке Ёсино-Кумано. В Минабэ, недалеко от Осаки, парк раскинулся на двух с половиною тысячах гектаров, где масса сливовых деревьев — старых дуплистых и совсем хрупких молодых.

Жил-был врач Эса Сёхаку, посвятивший себя «врачеванию страны», растил в своём саду умэ и целебные травы, но «и сам не избежал недуга — «заболел» горными родниками и утёсами, дымкой и туманами, ветром и облаками» и стал последователем Басё, написал прекрасную книгу стихов «Забытая слива». А ещё оставил легенду о некоем враче, который в качестве платы за лечение просил пациентов, исцелённых им от тяжких недугов, сажать у его дома пять умэ (абрикосовых деревьев), а исцелённых от лёгких недомоганий — одно дерево. Через несколько лет у врача появилась собственная роща. Косточки умэ он использовал для приготовления лекарства от кашля.

Дикая слива родит такие кислые плоды, что свежими есть их никто не может.

9_japter

Поэтому их сушат, затем замачивают в растворе морской соли, снова сушат и снова замачивают, повторяя этот процесс несколько раз, пока не получают вкусный солёно-квашеный продукт — умэбоси. Он к тому же хорошо помогает при усталости, тошноте, отравлении, переедании и перепитии. Верьте, что просоленные абрикосы, они же — маринованные сливы, оберегают человека от всех недугов. Пословица гласит: «Друзья, что маринованные сливы: чем старше, тем лучше».

10_japter

Оказывается, проницательных людей, вроде самурая Мусаси Миямото — «бога меча», автора «Книги пяти колец», интересует вкус не только плодов умэ. В его трактате о воинском искусстве читаем: «Вкус сливового цвета напоминает ядро сливовой косточки. Вкус цветов близок вкусу семян. Семя — источник дерева. Ветви и листья тоже вырастают из него, но вкус их иной. Причина в том, что цвет ближе к семенам, чем другие части дерева, цвет подобен его духу. Эмоции человека подобны ветвям и листьям дерева, в них нет подлинного вкуса».
Итак, кое-что узнали про умэ. Для цвета алой сливы сезон уже прошёл… вот только хорошо ли пурпурная слива сочетается с багрянцем?

Александр РЕБРИК, главный редактор «Вестника садовода».

Посмотреть информацию о поездке в Японию и охоте за красными клёнами

См. также: 

Собираемся в Японию

Японская вишня

  

Вернуться к Садовые путешествия, поездки