ЛЕТНИЕ ПОЕЗДКИ ПО САДАМ: усадьба Ореховно Александра Гривко

0_VitebskГлавный редактор «Вестника садовода» Александр РЕБРИК рассказывает о путешествии с «Зеленой стрелой» по современным и историческим садам Псковской и Витебской областей.

 

 

 

 

До чего же неуёмна натура садовода! Он почитает прошлое, весь в настоящем (планирует, строит, созидает, в земле копается), торопится заглянуть в будущее, жаждет знать больше, увидеть нечто новое, чувствовать спешит. Именно поэтому, несмотря на то, что телевизор взахлёб вещает о природных катаклизмах, грозит, что лета нет, и не будет, интернет переполнен стенаниями по поводу ливней и холодов, «Зелёная стрела» не ждёт с моря погоды и отчаянно бороздит садовые просторы. И, надо сказать, природа внемлет, откликается — там, куда стрелой прилетает компания жизнерадостных энтузиастов, дожди прекращаются, ветры утихают, солнце светит и греет.

Именно так было в конце июня в Витебской и Псковской областях. После долгих поисков только в Полоцке нам удалось попасть под моросящий дождик. В качестве основных садовых объектов были определены — современная усадьба Александра Гривко Ореховно в Пустошкинском районе Псковской области, репинская усадьба Здравнёво столетней давности и сад Елены Лапицкой под Витебском. О них разговор отдельный.
Достопримечательное, особенно зелёное, посещали попутно. Витебск и Полоцк расположены на живописных берегах Западной Двины, приятно поражают широкими улицами, зелёным нарядом, ухоженностью.

1_Vitebsk  Витебск. Дизайн и отдых.

В Витебске запомнились памятники героям Отечественной войны 1812 года и героям Великой Отечественной войны, Успенский и Покровский соборы, костёл Святой Варвары, здание ратуши, арт-центр и дом-музей Марка Шагала.

2_Vitebsk                                      Памятник героям Отечественной войны 1812 г. в Полоцке.

В июле город отмечает 130-летие со дня рождения художника. Главное достояние арт-центра — собрание иллюстраций Шагала к «Мёртвым душам» Н.В.Гоголя, созданное Марком Захаровичем в начале 20-х годов прошлого века. В скромном садике у дома-музея стоит интересный памятник художнику.

3_Vitebsk Марк Шагал в своём дворе.

Среди поэтических и прозаических цитат, которыми украшена родная поэту Покровская улица, ближе всех мне показались слова: «Во мне растут зелёные сады, нахохленные, скорбные заборы». А ещё, пристально разглядев витебчан, витеблян, витьбичей, я убедился, Шагал, который покинул город из опасений, что если он останется в Витебске, то непременно обрастёт «шерстью и мхом» был неправ. А ещё он боялся, что соотечественникам останется чуждой его живопись. На самом деле, и Россия, и Беларусь помнят и любят его и всё лучше понимают его «язык». 
Обнаружили, что Полоцк является географическим центром Европы, побывали в Свято-Евфросиньевском монастыре, в Софийском соборе на концерте органной музыки. Присутствие органа объясняется тем, что построенный ещё в середине XI века православный храм в последующем неоднократно перестраивался, находился в руках католиков.

4_Vitebsk            Под зонтиком в центре Европы, г. Полоцк.

Посетили мы и Полоцкий университет, расположенный в здании, принадлежавшем когда-то иезуитскому коллегиуму, отметились у памятников белорусскому первопечатнику Франциску Скорине и букве «Ў», которая только и отличает белорусский алфавит от русского.

5_Vitebsk         Буква У в Полоцке.

Усадьба Ореховно — венок матери

«Горда сыновними познаньями в Науке, закрыла книгу Мать» (Артюр Рембо)
Едва ли есть на свете что-либо, что дороже благодарности, признательности одного человека другому за сделанное им добро — ему или другим людям. Для меня в Ореховно самое дорогое то, что Александр Гривко посвятил своё творение матери, которая выросла в этих местах, любила их.

6_Orehovno

В усадьбе он попытался создать для родного человека идеальный мир в окружении природы, среди которой мать выросла. Так уж сложилось, что пожить в этом новом мире матери не пришлось. Но Сашино творение не только «осчастливило» брата Ивана и его жену Елену (лесовода, между прочим) работой и жильём, но украсило и оживило деревню. Думаю, что, глядя на эту благодать из настоящего рая, мама Саши радуется. Рада она и тому, что сын её наделён умением созерцать и полётом мысли, состоялся как мастер, создаёт чудные сады на радость другим. Создаёт, к сожалению, преимущественно в других странах, но хочется верить, что вскоре Гривко будет востребован и на Родине.

Усада, усадьба, усадебка, по В. Далю, — это «господский дом на селе со всеми ухожами, садом, огородом». И окрестности, и деревня, и усадьба понравились. Ещё бы, «прелестный уголок»! Всё, как у Онегина — «господский дом уединённый, горой от ветров ограждённый, стоял над речкою. Вдали пред ним пестрели и цвели луга и нивы золотые».

Вот только сад в Ореховно не запущенный, хотя тоже служит приютом задумчивым дриадам. Здешний господский дом представляют как «миниатюрный замок в англо-нормандском стиле».

7_Orehovno

Но никаких укреплений, защитных сооружений, характерных для классического замка здесь нет. Как нет и присущих нормандскому стилю «смелости и мощности». Замком его можно считать, лишь уподобляясь русским помещикам. «Господский дом» у Пушкина назван «почтенным замком», построенным «как замки строиться должны: отменно прочен и спокоен во вкусе умной старины». Схож дом в Ореховно и с княжеским замком в Верхлёве, который в романе И. Гончарова соседствовал с Обломовкой. То был большой дом затейливой архитектуры с длинными залами и галереями, тёмными портретами на стенах и раз в три года «широким раздольем барской жизни» — шумом, гамом, стуком, кликами и музыкой. В Ореховно же «широкого раздолья», похоже, нет даже в нечастые приезды из-за границы Александра. Оживление в размеренную жизнь усадьбы вносят, как правило, птицы и сюрпризы погоды, да гости — благородные садоводы и дизайнеры, группы любопытствующих, молодожёны и сопровождающие их лица из общества потребления.

В усадьбе нет и особых «ухожей», только хозяйственно-административное здание, да оранжерея позапрошлого века, доставленная из Франции.

8_Orehovno

Оттуда же залетел в усадьбу и «Амур, сгибающий лук», и фрагменты неизвестного строения, украсившие здешний грот.

9_1_amur

9_Orehovno

Французское начало имеют многие элементы сада в Ореховно, ибо там их историческая родина, там Александр учился, там работает. Оттуда и, регулярный сад с террасами, лестницами, садовыми комнатами, и перголы, и берсо, и боскет.

10_Orehovno

11_Orehovno

Хотя даже у фирмы Гривко название французское «IL NATURE», т.е. «Природа», но и с Англией он крепко дружит. Это видно и по цветникам викторианского стиля, и по прямо-таки «королевскому» огороду, и по заботливо сохранённым старым яблоневым деревьям, и вообще обилию яблонь (около трёх десятков сортов), и по тому, что от берега реки и за рекою сад становится по-английски пейзажным, растворяется в окружающей природе.

13_Orehovno

В усадьбе немало растений западного происхождения. Это и, первыми встречающие посетителей, огромные серебристые клёны, и убитые наполовину прошлой зимой дубы за рекой Ореховницей, и хорошо освоившиеся в России европейские липы, та же «Pallida», например, и английские розы, порядка 40 сортов.

14_Orehovno

В «остинках» Александр не ошибся, они в России в надёжных руках везде себя прекрасно чувствуют. Мёрзнет в Ореховно стефанандра кустарниковая, но восстанавливается. А вот с ликвидамбаром Александр в своё время погорячился, отменив для него определение — «рискованное растение». Псковская природа и погода внесли свои поправки и ликвидировали южного красавца. Придётся подождать следующего глобального потепления.

Земли в Ореховно 5 гектаров, они в идеальном состоянии. Всё, что надо вскопано, замульчировано, скошено, обрезано, пострижено. Найти сорняк можно, но искать придётся долго. Столь тщательно обиходить эти гектары ограниченному контингенту сотрудников весьма непросто. В прадавние времена хозяевам усадеб принадлежали не только окружающие земли, поля и перелески, но и крестьяне, рабочие руки. Теперь же проблема рабочих рук решается совсем иначе. За пределами усадьбы раскинулись дружественные «Елисейско-хреновые поля». Райские они оттого, что псковские ландшафты высокого уровня, а «хреновые» оттого, что объявившийся в Ореховно фермер Сергей Уваров занялся «выращиванием», а его жена Александра «переработкой корня хрена». День едешь по полям, второй едешь и кого ни спросишь: «Чей хрен?», отвечают: — «Уварова».
Мы застали сад Гривко, если не в самом расцвете, то в самой-самой свежести раннего лета. Цвели пионы, розы. Говорят, и этому верится, что сад красив в любую пору.

15_Orehovno

Я пригласил трёх поэтов, которые в «Книге почётных посетителей» могли бы оставить такие записи:
«Не знал ещё, куда меня потянет: в страну Садов иль Вьюг? Оказался в Ореховно, где и сады, и вьюги. Красиво адски! Глядел на облака, на розы солнечных лучей, над берегами шевелимы ели ветром непрестанным, сосновые расцвеченные иглы, очаровательные клумбы, ухоженный розарий под балконом, в листве, в шкатулке зелени живой, в листве, в цветущем золоте, на чёрной глади вод огромной лилией Офелия плывёт, подобная цветку, не раз пришлось пред ней кувшинкам расступиться, порою, разбудив уснувшую ольху,
плакучая над ней рыдает молча ива, склоняется тростник. На грядках зелень ершится: вопьюсь в хрустящие листья, сжую на корню душицу, укроп и хрен буду грызть я».
Артюр Рембо (1854-1891)
Обыкновенно мы говорим, что все дороги приводят в Рим. Не дело, когда поэт или дизайнер описывают «вчерашний гул», «надо рваться в завтра, вперёд». Считаю, что сегодня курс у нас иной — «Все лицом к деревне Ореховно! Спрашиваете, как мне нравится архитектура? Я в восторге! Какая небесная готика! — Не тот стиль, говорите?  …Я в этих делах не мастак. Но вижу, что как в Версале здесь «пруды, фонтаны и снова пруды с фонтаном из медных жаб», «дорожки полны статуями — везде Аполлоны, а этих Венер безруких, — так целые уймы. Красивость — аж дух выматывает! Смотрю, а всё же — завидные видики!» Владимир Маяковский (1893-1930)

Я помню «Псков, гусей и, вполнакала, фонарики, музей, «Мытьё» Шагала», «сто маковок в снегу, на льду Великой катанье», но до Ореховно я не доехал, каюсь. «Земной свой путь, пройдя до середины, я, заявившись в Люксембургский сад, смотрю на затвердевшие седины… Сюды забрёл я как-то после ресторана взглянуть глазами старого барана на новые ворота и пруды». Так вот, берегите свой сад, чтобы он не выглядел, как Люксембургский, «как помесь Пантеона со знаменитой «Завтрак на траве». Иосиф Бродский (1940-1996)
В Интернете я прочитал немало восторженных отзывов тех, кто успел побывать в усадьбе Гривко. Разделяю их восторг и призываю всех, кто любит сады, природу и даже эгоистов — побывайте, воздайте должное хозяевам, порадуйтесь, осчастливьте себя!

(Продолжение следует...)

Александр РЕБРИК, главный редактор «Вестника садовода».

Фото: Александр Ребрик, Ольга Богданова.

Другие поездки с «Зелёной стрелой»

 

Вернуться к разделу Садовые путешествия, поездки