САД ДРУЖБЫ ХВОЙНЫХ, АЛЬПИЙСКИХ И СУККУЛЕНТНЫХ РАСТЕНИЙ

0sfrendО поездке в сад Евгения ТАРАСОВА рассказывает главный редактор ВС Александр РЕБРИК. Фото Евгения Тарасова.

 

 

 

 

Хотя боги создали мир, в действительности нужно создавать самого себя (тибетская пословица).

Прежде чем поехать вместе с лучшими «Цветоводами Москвы» в сад Евгения Арсеньевича Тарасова, перечитал многое из написанного им в «Вестнике цветовода», «Вестнике садовода», книге «Альпийские горки», выпущенной в своё время «Комсомольской правдой», заглянул на его страницы в Фейсбуке, чтобы ещё раз убедиться в том, насколько он широк и основателен.

Он открыт всем: знаниями и опытом делится щедро, в свой сад приглашает, несколько великих его творений украшают сады его друзей. Я знаю его уже 15 лет. Для меня он — «Тибетский» со своими альпийцами, «Чешский» — с хвойными и скалками, «Африканский» — с суккулентами. Покоряя Кавказ и Памир, Анды и Гималаи, Тибет и Южную Африку, изучая горную флору, перенося некоторые находки в свой сад, творя свои горки-скалки, на наших глазах он создаёт самого себя.

1sfrend

Посмотрите внимательно на его горки, и вы согласитесь, что они словно самой природой созданы, по-божески. Гляжу на фотографию Тарасова на фоне гор и думаю, что он мог бы и такой пейзаж создать. Разве что не за один день, как Господь.

2sfrend

День для визита выдался отменный — по-настоящему летний, со свежим ветерком, который время от времени приносил мохнатые тучи, одна из которых даже пролилась дождём. Аудитория тоже соответственно погоде — знающая, внимательная, чутко реагирующая на каждое слово радушного хозяина. Её интересовало всё — почва, агротехника, чужеземные растения, их капризы, поведение. Евгений Арсеньевич отдал должное участку — место высокое, нет застоя влаги, почва — средний суглинок, питательная, влагу держит неплохо. В почву добавляет хвою, прежде закрывал лутрасилом, сейчас мульчирует (мульча собственного изготовления из веток с помощью измельчителя). «А как Вы сохраняете эти тисы (Táxus) или эту сосну жёлтую, или орегонскую, или тяжёлую (Pínus ponderósa)?» Ответ Тарасова по поводу интродукции можно было бы выразить одним словом — никак. Он ответил лозунгом, под которым живёт и действует — на зиму из сада ничто в подвал не убирается и ничто не укрывается.

3tar1a 3tar2a

Происходит почти естественный отбор. Неженки выпадают, но, кстати, выживает, приспосабливается немало из того, что по нашим представлениям жить в этих условиях не должно. Вон там пихта Вича (Abies veitchii), например, японская, а растёт себе, как ни в чём не бывало. Вот белокорая форма сосны Гельдрейха (Рinus heldreichii, f. leucodermis) с Балкан, но отлично себя чувствует. Как и сосна веймутова (Рinus strobus). «Сосне чёрной (Рinus nigra Helga) у меня не очень нравится (слушатели дружно подтвердили, что у них ситуация такая же). А здесь жила-была сосна Банкса, сорт 'Angel'. На её место немало претендентов»...

Начали с истории сада, который в 1993 году был просто участком земли невдалеке от населённого пункта с названьем громким — Марс. Сад поначалу вполне соответствовал земным представлениям — огород, яблони, вишни, сливы. Яблони на Марсе со временем отцвели, и в саду появились инопланетные черты. Первой была грядка, где высаживались альпийские растения, которые «охотник» привозил из своих путешествий по горам, долам и весям. Затем и там, и сям по участку пошли древесные, вроде клёна дланевидного японского, но преимущественно хвойные —  можжевельники, ели, сосны, пихты, лиственницы.

5sfrend  6sfrend

Тут вот, видите, первая ель серебристая, она из питомника Битцевского парка. Хвойная болезнь развивалась стремительно и приобрела, особенно после контактов с «больными» земляками Карела Чапека, характер хронический. Меня особенно удручала приверженность Тарасова всяким «гномам» и прочей мелюзге, но внимательно анализируя последнюю речь, кажется, начал его немного понимать. Он, в частности, сказал: «Выбирая растения для своего сада, следует обратить особое внимание на скорость его роста, продолжительность жизни (виды живут сотни лет, а сорта — неизвестно, что будет с ним через годы)». Сам он нередко сталкивался с тем, что деревья быстро разрастаются и начинают мешать друг другу, что сорта растут намного быстрее и вырастают крупнее, чем предполагают селекционеры.

— Вот из-за этого «мопса» сосны горной, который у меня с 1994 года, - продолжает Тарасов - пришлось научиться щипать, а из Роттердама, из арборетума Тромпенбург привёз и взял на вооружение девиз: лучшее оружие ландшафтного дизайнера — пила и топор. Конечно, есть и другие «помощники», вредители и болезни, например. Надо учитывать, что вокруг наших участков хвойные леса, а оттуда к нам жалуют и еловый пилильщик, и шютте. Я не даю им воли, тем не менее, одно деревце «съел короед». 

Хвойных растений в тарасовском саду несметное количество, а земли — в обрез.

7sfrend

Вот и приходится не жалеть, пилить и резать, и мелочь любить. О них Евгений Арсеньевич может говорить бесконечно. Что он и делал. Рассказывал о любимых и неудачниках, красивых и редких. О том, что микробиота может расти только на солнце. Что ель можно смело резать, а вот сосну — только щипать в конце мая — начале июня, когда выдвигается прирост, пока хвоинки ещё не отошли, а словно приклеены к нежному побегу, который легко обламывается. Ратовал за тсуги, уверял, что её исключительно декоративный внешний вид украсит любой сад. Тем более, что растущая в его саду более 20 лет т. канадская (культивар Jedelloh) не достигла и метра в высоту и столько же в ширину, привлекает всеобщее внимание. Про один из можжевельников сказал с завистью: у соседа прекрасно растёт, а у меня нет.

Сад Тарасова не только хвойный. По ходу нам попадались порою и прочие интересные растения. Из древесных — урожайный волчеягодник, процветающий вяз мелколистный (Ulmus parvifolia), клён ложнозибольдов (Ulmus parvifolia), сирень Мейера Палибин (Syringa meyeri Palibin), сумах оленерогий (Rhus typhina).

8sfrend

Много хвойной мелочи расположилось на склонах рукотворных скалок рядом с камнеломками, колокольчиками, примулами и прочими «изысканными и обаятельными», по словам хозяина, растениями высокогорий.

9sfrend

10sfrend 11sfrend

12sfrend

Они для него как первая-вторая любовь. Он открыл, что альпийцы не столь капризны, как считалось прежде, что климат наш для большинства из них «вполне комфортен». Особенно тёплое отношение Тарасов питает к венериным башмачкам. Похоже, что они отвечают ему взаимностью.

13sfrend

14sfrend

15sfrend 16sfrend

Загляните в его «башмакарий»! Необыкновенно красивый гибрид башмачка — Cypripedium ventricosum в этом сезоне дал 58 цветков.

Впрочем, не меньше чем к циприпедиумам, привязан Тарасов и к ариземам. Первую свою аризему он увидел в 1994 году в лесу в Гималаях. Тогда, говорит, он и подумать не мог, что эти диковинные цветы, расцветкой своей напоминающие творения сюрреалистов, станут жить в его саду.

17sfrend

Бесценные горные малютки, привезённые отовсюду, должно и посадить достойно, в соответствии с запросами. Чтобы обеспечить их жилплощадью, Евгений Арсеньевич спотыкается на первой, а затем изучает историю альпийского садоводства, осваивает технологию сооружения горок, особенно приглянувшейся ему чешской «скалки» — «альпинария XXI века», создаёт десяток шедевров. Его ожидания «полностью оправдались», растения получили прекрасные условия для обитания. Выглядят тарасовские скалки — саксифражное жильё неординарно, они естественны. Ему этого мало и он активно пропагандирует и чешский метод создания альпинария, и дивные растения, украшающие его (см. цикл статей Е.Тарасова на сайте ВС Строим слоистую горку).

Как оказалось, хоть наш герой и не «негр преклонных лет», но с некоторых пор рамки русского, чешского и тибетского ему стали узки и его «зацепили южноафриканские суккуленты». Их он только успел нам показать, сказав при этом, что на зиму он забирает с собою в город, где они здорово скрашивают ему будни межсезонья.

18sfrend 19sfrend

20sfrend

Вот таков Тарасов, который любезно открыл для желающих свой сад, показал своих питомцев и свои творения, поведал о своих радостях и заботах. Я слушал его, наблюдал за реакцией слушателей и думал, что за последние десятилетия, когда официальная садовая наука капитулировала перед безденежьем и безразличием со стороны государства, оставленные на произвол судьбы любители выдвинули из своих рядов десятки увлечённых, талантливых «неспециалистов», которые о растениях знают больше, понимают глубже, говорят и пишут лучше — ясно, внятно, человеческим языком, как может редко кто из докторов наук. Немного просчитались в летах, но верно заметили дорогие Тарасову тибетцы: «Нужно десять лет, чтобы вырастить дерево. Нужно сто лет, чтобы вырастить образованного человека».

21sfrend

22sfrend

Александр РЕБРИК, главный редактор Вестника садовода.

См также:

Мировой башмакарий: поездка в сад Павла Ершова 

Строим слоистую горку

 

Вернуться к Садовые путешествия, поездки