ЕФРЕМОВ ВИКТОР: «Шампиньончик», «Эдельвейс» «Песня жаворонка»

Шампиньончик

Снег стаял. Земля прогрелась, призывая к жизни всё живое. Былинки потянулись к солнышку. Маленький Шампиньон тоже проснулся в ласковой колыбели земли. Только непонятная тревога закралась в его маленькое сердечко, что-то произошло, но что, он не мог понять. Он вспомнил прошлое лето и лужайку, на которой жил, и податливую, удивительно нежную землю над головой, а нынче земля была так упряма и не хотела пускать его к солнышку. Да, вот это и было непонятно… Почему земля нынче стала такой прочной и жёсткой.
Шампиньончик упёрся своей ножкой в землю, стараясь преодолеть непонятное сопротивление, но он был ещё недостаточно крепок. Желание преодолеть непонятное сопротивление земли множилось с каждым днём. Ему становилось тесно в его колыбельке, было трудно дышать, а сверху днём неимоверно пекло. И по этим температурным изменениям Шампиньончик определял время суток. И вот в один прекрасный день он уловил, что земля чуть-чуть подалась вверх, это его обнадёжило. Окрылённый успехом, он воспрянул духом. Этот маленький успех приумножил его силы. Сконцентрировав, весь потенциал своих сил и возможностей он услышал треск лопнувшего  заточения. В первое мгновение солнце ослепило его, когда глаза привыкли к свету, Шампиньончик увидел причину своего заточения.
Добрые дяди зимой накатали асфальт.
Любопытный воробей остановился в недоумении, надо же, на вид такой невзрачный, а свернул такую глыбу,  вот что значит сила духа и стремление к жизни, подумал мудрый воробей.

Эдельвейс

На одинокой скале с крутыми склонами приютился нежный, хрупкий Эдельвейс. Здесь, среди неприютных скал, куда занёс ветер его семя, была его колыбель. Родину, как и родителей, не выбирают. Здесь, на отвесном утёсе, было много солнца и ветра, облака плыли под ним, и, когда они рассеивались, Эдельвейс видел внизу в долине луга с высокими красивыми цветами. В такие минуты он скучал. Скала видела, как грустит её нежный друг, но ничем помочь не могла, и тоже грустила. Днём скалу нагревало яркое солнце, а ночью она делилась этим теплом с Эдельвейсом. Холодными ночами цветок теснее прижимал свои нежные лепестки к шершавой  и грубой груди скалы. Так они и жили, скала радовалась, что может любоваться нежным цветком, а Эдельвейс был благодарен ей за то, что она отогревала его холодными ночами. Но однажды завистливый, свирепый ветер сорвал цветок. Скала увидела у своего подножия бесформенное изуродованное тело друга, и содрогнулось её каменное сердце. Боль от утраты была так велика, что белоснежная шапка на вершине горы встрепенулась и понеслась вниз, увлекая и сметая всё, что попадалось на её пути. Когда снежная пыль рассеялась, то на месте красивой и гордой скалы стояла бесформенная груда камней, хранивших память о друге и ставших последним приютом нежного Эдельвейса.

Зоркий орёл, пролетая над долиной на ладони, которой красовалась некогда скала, подумал: «У сильных и горе бывает сильным». 

Песня жаворонка

Предрассветный туман ещё не рассеялся. Стояла почти осязаемая тишина. В сумраке вырисовывались силуэты берёз и осин в нежно-зелёных одеяниях. Первый луч солнца осторожно коснулся вершин деревьев. Жаворонок вспорхнул и взвился навстречу ласковым лучам. Его переполняла радость жизни, полёта и радость от этой одурманивающей весны. Казалось, всё его маленькое существо излучало эту радость. Он ликовал от переполнявших его чувств и более не мог сдержать восторг. Жаворонок пел, как прекрасна поляна, на которой он поселился со своей подругой, воротясь из-за моря, как прекрасна его подруга, как прекрасно солнце, дающее радость, тепло и ласку всему живому на этой голубой планете. Он пел о том, что его песня вечна в водовороте жизни, что его бренное тело канет в вечность, достигнув своего рубежа, но песня не закончится на этом. Он передаст её эстафетой своим детям, а те в свою очередь передадут её своим детям. Песня бесконечна, как бесконечна жизнь.  

ии   

Вернуться к Работы участников конкурса «Лучший садовый текст» 

ии