ДЕКАМЕРОН ОЗДОРОВЛЯЮЩИЙ

 

Александр РЕБРИК, главный редактор «Вестник садовода»

 

 

572 года назад во время эпидемии чумы во Флоренции десять благородных юношей и дам, встретившихся в церкви Санта Мария Новелла, обсудили, как спастись от напасти, и договорились уехать на загородную виллу (говорят, что это Пальмьери во Фьезоле). «Помог» им встретиться их современник и земляк Джованни Боккаччо (1313-1375), известный нам, как классик итальянской литературы. Они уединились в сопровождении обслуги (по их представлениям это уединение) в дали от толп, на свежем воздухе. Молодые люди были образованны, воспитаны, чувствовали красоту природы. Они высоко оценили палаццо и красивые растения, ручьи и фонтан, сделали вывод, что, если возможен рай на земле, так только в этом саду. За две недели —10 рабочих дней (и 4 выходных дня) они рассказали 100 «непременно весёлых» историй — занимательных и не очень, поучительных и абсурдных, анекдотических и трогательных.

Фото OSU Special Collections & Archives

Вилла Пальмьери во Фьезоле.

Их остроты — едкие и тонкие, вопросы — оригинальные и каверзные, ответы — вразумительные и находчивые. К тому же барышни, как следует из замечаний автора, ещё не лишены были скромности и стыдливости, ибо рассказчики часто были так откровенны, что дамы мало смеялись, не потому что было не смешно, а «больше, пожалуй, из стыда». Боккаччо, правда, уверяет, что нет таких неприличных вещей, которые нельзя было бы одеть в словесные одежды так, чтобы не осквернить чьи-то уста или оскорбить чей-либо слух. Ему казалось, что это условие он выполнил.

В данном случае нам важны не сами истории, а поведение и действия героев в ситуации, отчасти схожей с нашей нынешней, «корона вирусной». Конечно, времена другие и вирусы иные. Нет такого страшного количества жертв. Во Флоренции тогда погибло едва не две трети населения, сто тысяч человек. Ныне изолированные люди размышляют о природе и причинах нежданного бедствия. Пока они не знают ответов и остаются наедине со своими предположениями, то скорее недоумевают по поводу несоответствия числа жертв с масштабными, невиданными и невозможными прежде охранительными мерами, предпринятыми почти всеми государствами мира. Эпидемия, тем не менее, — это мощная встряска для человечества, которая должна стать уроком для каждого. Очень точно отметил историк литературы, переводчик «Декамерона», академик Александр Веселовский (1838-1906): «Боккаччо схватил живую, психологически верную черту — страсть к жизни у порога смерти».

Так вот, здоровые, умные, порядочные люди решили воспользоваться природным правом каждого рождённого — поддерживать, охранять и беречь насколько возможно свою жизнь.

Сальваторе Постильоне. Сцена из «Декамерона».

Сальваторе Постильоне. Сцена из «Декамерона».

Для себя на вопрос, правильно ли они поступили, покинув город, они нашли вполне удовлетворительный ответ: «мы никого не покидаем, мы сами можем почитать себя оставленными, ибо наши близкие, унесённые смертью или избегая её, оставили нас в таком бедствии одних, как будто мы были им чужие. Итак, никакого упрёка нам не будет, если мы последуем этому намерению; горе и неприятность, а может быть и смерть, могут приключиться, коли не последуем». Они сочли, что им не менее пристало удалиться отсюда с достоинством, чем многим другим оставаться там, недостойным образом проводя время.

«Меня удивляет, что мы, по-женски, чуткие, не предпринимаем никаких мер против того, чего каждая из нас недаром боится» — сказала во вступительной речи рассудительная, старшая по возрасту, увенчанная лавровым венком Пампинея-королева. Она живо описала страшную ситуацию в городе, гневно осудила тех, кто пытается нажиться на беде других, или, считая себя обречёнными, пустились в разгул и разврат. «А мы то, что себе думаем? — вопрошает Пампинея. — Может быть наша жизнь крепче привязана к телу, чем у других людей, и нам можно не беспокоиться? Если мы так думаем, то ошибаемся, обманываем себя».

Нельзя быть безучастным и равнодушным по отношению к своему здоровью. Надо держаться подальше от негодных примеров, отправляться в загородные места и жить там, утешаясь и веселясь, не преступая ни в чём здравого смысла. «Там слышно пение птиц, виднеются зеленеющие холмы и долины, поля, на которых жатва волнуется, что море, тысячи пород деревьев и небо более открытое, которое, хотя и гневается на нас, тем не менее не скрывает от нас своей вечной красы». Там и воздух прохладнее, и большое обилие всего, необходимого для жизни в такие времена, и меньше неприятностей».

Многие из нас приняли или вскоре примут такое же решение. Даже в случае самого скорого, по возможности, окончания карантина и снятия разного рода ограничений. Для наших читателей нет лучшего места на земле, чем их сад. Туда они стремятся всегда, он притягивает, радует, укрепляет здоровье.

Фото jacki-dee Foter CC BY-NC-ND

Возможно и вас, как героев «Декамерона» ждут в подвалах бочки с вином, а кладовые ломятся от съестных припасов. Тем не менее, сейчас особенно важно вспомнить о достойных, полезных, лечебных или даже съедобных растениях. Конечно, таких общеукрепляющих, сотни, ведь, как сказано в тибетском трактате «Чжуд-ши», «нет ничего на земле, что ни было бы лекарством», обо всех не расскажешь. Тем более, что у нас не «Тысяча и одна ночь», а «Декамерон». В нашем «Десятидневе» мы напомним о некоторых. Важно задеть, привлечь внимание, начать, а там она «сама пойдёт». В качестве рассказчиков мобилизованы Валафрид Страбон из Райхенау и Одо из Мена, Мухаммад Хусейн Ширази и Андрей Болотов, Маннфрид Палов из Баварии и Иван Соколов-Микитов, Александр и Аркадий Кощеевы, Наталья Замятина и Мария Сергеева. Не исключено, что для пользы дела к этим десяти присоединится ещё кто-то. Участвуют также «официальные лица» вроде словарей и справочников.

Итак, день первый. Начнём с начала, с самой первой (primus) — примулы (Primula). Вот что рассказывает о ней Мария Николаевна Сергеева в книге «Природа угощает» (М., Терра, 2001): Маленькой читала «Золотые ключики» Л. Воронковой. Повесть названа по имени растения, известного нам как первоцвет, или баранчики. Молодые его листья — все в складочках-завитках, как каракуль, выделанная шкурка ягнёнка. Соцветие напоминает связку ключей вот вам и ключики, открывающие двери Весне, и ключи от рая. В моём послевоенном детстве ключики открывали весну, а мы лакомились сочными, сладкими стебельками баранчиков.

 Фото BioDivLibrary  Foter CC BY

Первоцвет весенний или лекарственный.

Позже в книгах Елены Молоховец «Подарок молодой хозяйке» и Роджера Филлипса «Wild Food» нашла рецепты приготовления цветочных цукатов из баранчиков. Хлопотно, но ради выдающихся событий, вроде свадьбы внука, стоит повозиться, чтобы украсить ими торт.

Фото www.maddocksfarmorganics.co

Садоводы любят примулы, и первоцветами их никогда не назовут, за ранее цветение, за яркое многоцветье. Нас они интересуют как съедобные растения, богатые витамином С. В Англии, Голландии их выращивают ещё и как огородную культуру. У нас для еды используют самые распространённые виды — п. весенний (P. veris), те самые «ключики» или «баранчики», а на Урале, в Сибири, на Дальнем Востоке и Кавказе — п. крупночашечный (P. macrocalyx Bunge). А вот в Европе наши «баранчики» редкость. Тот же Р. Филлипс помещает изображения и описания п. обыкновенного (P. vulgaris), которого в Англии много, его-то он рекомендует потреблять, и — п. весеннего, «слишком редкого, чтобы срывать его для еды».

Совершенно уместен призыв Марии Николаевны разводить это витаминное растение у себя в садах и огородах, а не рвать в лесу. Размножается первоцвет легко и быстро, к почве нетребователен, через два-три года у вас будет целая плантация. А полянку золотистых ключиков в берёзовом лесу сохраним для внуков.

Фото sybarite48  Foter CC BY

Об этом же говорит и Наталья Георгиевна Замятина в «Кухне Робинзона» (М., Центрполиграф, 2013). Самое правильное — выращивать примулы у себя на участке. Если собираете в природе, то не берите более трети листьев с одного растения, если берёте корни, то не трогайте молодые, ибо взять с них нечего, а растение погубите, не берите старых, потому что корни у них грубые, деревянистые и в них мало толку.

Листья первоцвета достигают 20 см в длину и 6 см в ширину. Листья в первую очередь и можно собирать в природе, сохраняя цветы для размножения. А на цветниках можно брать и цветоносы, потому что там не сеют, а делят кустики каждые 2-3 года и они хорошо разрастаются. Англичане, например, активно используют цветки для приготовления вина, а ещё готовят густую похлёбку с рисом, мёдом и шафраном. В былые времена они ещё готовили чай для лечения раздражительности. Успокоившись, в 1981 г они приняли закон, запрещающий всякое посягательство на жизнь диких первоцветов.

«Биологический энциклопедический словарь» (М., СЭ. 1986, далее — БЭС) сообщает: «Первоцвет, примула — род трав семейства первоцветных. Листья в прикорневой розетке. Цветки в зонтиковидном соцветии. Свыше 500 видов. П. весенний, или лекарственный растёт почти по всей Европейской части по полянам, опушкам, кустарникам, светлым лесам. Листья богаты витамином С, могут употребляться в виде салата и настоев. Медоносы. Многие виды — декоративные растения, например, П. обыкновенный.

«Популярный атлас-определитель дикорастущих растений» (М., 2002, далее — Атлас) добавляет, что у примулы шнуровидные корни, листья удлинённо-яйцевидные, морщинистые, из центра розетки выходит безлистая цветоносная стрелка высотой 12-30 см. Цветёт в апреле-июне. В пищу употребляют листья и цветочные стрелки, едят свежими, можно в салаты и супы. Примула — потогонное, отхаркивающее, жаропонижающее и общеукрепляющее средство. Её листьями раньше красили ткани в буро-оливковый цвет.

В. И. Даль в «Толковом словаре живого великорусского языка» приводит народные названия П. — баранчики, барашки, белая буквица, божьи ручки, гасник.

Эдвард Аткинсон Хорнел.  Весенняя идиллия. 1905

Эдвард Аткинсон Хорнел.  Весенняя идиллия. 1905г.

«Лесная аптека» (Харьков, 1991) уточняет, что листья, цветоносы и корни содержат каротины, эфир салициловой кислоты, гликозиды. Заготовку сырья ведут во время цветения. Сушат на солнце или при температуре 100-120 градусов. При этом сохраняется 80-95% витаминов. Корни обладают запахом аниса, используются для ароматизации блюд, вин и чая. При простуде, воспалении лёгких, бессоннице готовят настой: 10 г сушёных цветов на стакан кипятка, принимают по столовой ложке 3-4 раза в день. Чай готовят так: 5 г заваривают в стакане кипятка и выпивают в три приёма.

Фото dgstoreuk_com

«Лекарственные растения в каждом доме» (М., 1991) утверждают, что баранчик помогает при гриппе и ревматизме, головной боли и нервной слабости. Подсказывает, что 10 граммов сухих цветков для настоя — это около 10 чайных ложек.

Евгений и Нина Аксёновы («Декоративные растения», т. 2. М., 1997) рассказывают, что примула весенняя используется в культуре с XVI века. Кроме неё распространение получили примулы — Воронова, одна из наиболее декоративных примул кавказской флоры; высокая (P. elatior) и её гибриды от скрещивания с п. весенней и п. обыкновенной. Японского происхождения п. Зибольда (P. sieboldii) требует для себя сырое место.

Фото fidber  Foter CC BY Фото Babij Foter CC BY-SA

Примулы высокая и Зибольда.

П. кортузовидная (P. cortusoides) из Сибири и Средней Азии, на кустике развивается до 25 цветоносов, высотой до 40 см, в культуре с 1794 г. П. мелкозубчатая (P. denticulata) из Гималаев, в культуре с XIX века. С XVI века в культуре, упомянутая уже нами, п. обыкновенная, или бесстебельная (P. acaulis).

Фото Wiki_Anneli Salo Фото blumenbiene Foter  CC BY

Примулы кортузовидная и мелкозубчатая.

Примула снежная (P. nivalis) из Алтая, Сибири, Восточной Азии, в культуре с 1878 г. Европейская п. ушковая (P.auricula) в культуре ещё с 1525 года, в настоящее время в основном её природный гибрид с п. жёстковолосистой, известный как примула опушённая (P. x pubescens) и ещё почти два десятка европейских видов образуют секцию аурикулы.

Примула ушковая Примула ушковая

Примула ушковая.

Фото FarOutFlora Foter CC BY Фото FarOutFlora Foter CC BY

Примула ушковая 'Calypso' и примула опушенная 'Exhibition Blue'.

С 1901 г в культуре кавказский вид п. Юлии (P. juliae), особенно широко распространён в Англии. Среди «100 растений для вашего сада» Татьяна Койсман рекомендует яркую и неприхотливую примулу Юлии ‘Wanda’, имеющую один извинительный недостаток — быстрое разрастание.

Фото KingsbraeGarden Foter CC BY-NC-SA

'Wanda'.

П. японская (P. japonica) отличается высоким до 50 см цветоносом в виде канделябра, цветёт летом, растёт только рядом с водой. В книге Грэхема Рица «200 лучших садовых растений» (Лондон, 1990) в качестве лучшей названа одна из канделябровых — примула припудренная (P. pulverulenta), родом из Китая, появившаяся в Европе в 1905 г. В наших условиях нуждается в зимнем укрытии.

Step & Bois, Favourite flowers of garden and greenhouse_ 1896-1897 Фото staudengärtnereiforssman Foter CC BY-SA

Примула японская.

Примула растение неприхотливое, предпочитает полутенистые места, достаточно увлажнённые, рыхлые почвы. Большинство видов зимует без проблем. Лучшее весеннее украшение сада. Примерно двести лет назад примулы стали модным растением. Создавались коллекции, занялись селекцией. Особенно славились голландские бархатистые аурикулы и английские мучнистые сорта. За редкий сорт платили немалые деньги. Теперь нам будет понятнее история, рассказанная Н. Ф. Золотницким («Цветы в легендах и преданиях». М., Дрофа-Плюс, 2005). В Англии всегда любили примулу, она у них — примроуз, символ, украшающий вершину холма. Не раз её упоминает Шекспир. В её дивной чашечке, свернувшись, качается ангел Ариель в пьесе «Буря», эльф в «Сне в летнюю ночь» распевает о «примулах на лужайке», охранительницах «царицы чудной». Джон Донн (1572-1631) называет свою истинную возлюбленную «Первоцветом» и призывает её пышнее расцвести. Джейн Остин записала популярную в её времена сентиментальную песенку, которая повествует о том, что «вокруг, докуда видит глаз, цветы, что создал Бог для нас», героиня ходила их срывать, чтоб хлеб насущный добывать», а затем на улицах Лондона напевала: «Первоцвет, всего полпенни за букет». Редьярд Киплинг упоминает «девонский первоцвет». В 2002 г графство Девон в юго-западной Англии признало первоцвет своим. Первоцвет украшает герб графов Розбери в Шотландии. «Первоцвет» — так называется первое стихотворение, написанное в 10 лет будущей писательницей Агатой Кристи.

Так вот, история связала примулу и лорда Биконсфильда, когда тот ещё был Бенджамином Дизраэли (1804-1881). Однажды, попав на бал, он поспорил с приятелем, что венок на голове красавицы из настоящих примул и выиграл пари. Дама поздравила его и вручила цветок, который тут же оказался в петлице Дизраэли. Он влюбился в неё, а она умерла. С тех пор он носил цветок, куда бы ни пошёл и всегда, в любое время года. Дизраэли возглавлял консервативную партию, дважды был премьер-министром. Когда он умер, королева Виктория положила на могилу венок «его любимых цветов». В день открытия памятника все консерваторы явились с примулами. Сторонниками партии тори в 1883 г в память Дизраэли была создана влиятельная Лига примулы (Primrose League), захиревшая только через сто лет, после ухода Маргарет Тэтчер.

 

Ежегодно 19 апреля, в годовщину смерти Дизраэли, вся Британия отмечает День примулы. Ни англичан, ни их сады невозможно представить без примулы.

Фото wallygrom on Foter CC BY-SA

Примула махровая.

Фото treegrow Foter  CC BY Фото wallygrom Foter CC BY-SA

Примула Зибольда и 'Innisfree'.

Фото x70tjw Foter CC BY-SA Фото www. egmontseeds.co.nz

'Zebra Blue' и 'Sirococco Yellow Flame’.

Фото wallygrom FoterCC BY-SA

'Francesca'.

На том и закончился первый день. Выступающие сказали главное про замечательный весенний цветок, который более чем заслуживает нашего внимания. Не лишайте себя радости общения с ним, тем более, что в садовых центрах есть из чего выбрать. Только «Поиск» предлагает 15 сортов, «Подворье» — 24. Сажайте и собирайте, созерцайте и укрепляйте здоровье.

Фото Foter

 

Добавить комментарий