У счастья человеческого есть равных два крыла —
Розы и виноград — прекрасное с полезным.
(Максим Рыльский)

Розы и винограды. Заметки о дружбе

 

Александр РЕБРИК, главный редактор «Вестника садовода»

Эти замечательные растения играют заметную роль в жизни человека, о чём свидетельствует уже Ветхий Завет. Правда, найдутся рьяные сторонники одного и другого, которые станут доказывать своё первородство и превосходство. Мы и их выслушаем, и успокоим рассказом о том, как мирно соседствуют в «Вестнике садовода» Розовый форум и Россия виноградная.
Соседствуют, быть может, случайно, но связь розы и винограда закономерна. О единстве этих двух начал я впервые услышал в стихе украинского поэта Максима Рыльского, осознал и затем многократно убеждался, как же это верно и позитивно. Для людей важны и польза, и красота. Виноградные гроздья и листья не только вкусны, но и красивы, цветки роз не только прекрасны, но и дают, например, розовое масло, бокал которого дороже бутылки самого дорогого вина.

Лоуренс Альма-Тодема. Розы Гелиогабала. Фрагмент. 1888г

Лоуренс Альма-Тодема. Розы Гелиогабала. Фрагмент. 1888г.

Роза и виноградне враги. После Библии обратился к блогу яркой звезды северного виноградарства Олёны Непомнящей и весьма неожиданно открыл для себя суждения о взаимоотношениях винограда и розы. Она начала, правда, с отношений и взаимовлияний буквальных, растения с растением, с аллелопатии. Пришла к утешительному выводу, что «взаимовлияние этих растений друг на друга нейтральное, не угнетающее, и не стимулирующее. Веществ особо полезных для именно этого соседа их корневые системы не выделяют». Что ж, уже хорошо для начала. Не хватало только дружбу строить на вражде.

В борьбу с врагами роза вступает первой
. Мне показалась неожиданной постановка Олёной вопроса: «Почему же этот прекрасный дуэт так часто сажают рядом?» Кто же ей сказал, что «в конце каждого виноградного ряда сажают розы»? — «Опытные виноградари» юго-запада Франции», оказывается, ибо многие «болезни и вредители винограда были замечены сначала именно на розах, и их — до нападения на виноградные лозы, можно было нейтрализовать». Кажется, вроде, не слишком убедительно, скорее занимательно. Греки попытались ответить, следуя Гомеру: «Роза — сестра милосердия для винограда, и она указывает нам название приближающейся болезни». Намного поэтичнее чилийцы и аргентинцы, которые розовые кусты не просто сажают в начале шпалеры, а окаймляют ими всё пространство виноградника, образуя «прекрасный дозор». Англичане молча сажают в концах виноградного ряда шиповник. Его ароматные цветы привлекают не только пчёл, но и других полезных насекомых, которые охотятся на виноградных вредителей. Итальянцы уверены, что розы служат и украшением для виноградника, и «пастухами для винограда», предупреждая о появлении вредителей и болезней, а ещё «приносят виноградарям удачу»

Между тем, из всей этой лирики, Олёна, как человек практический, делает заключение, что
розовые кусты на виноградниках служили «барометром здоровья», по ним можно было своевременно «оценить общее благополучие». Если розовые кусты здоровы, то и лозы здоровы. Если же на них появились признаки мучнистой росы (оидиума) или ложной мучнистой росы (мильдью), или вредители, вроде клещей или тли, то виноградарь успевал принять радикальные меры до того, как они успеют нанести серьёзный ущерб. Дело в том, что роза для «врагов» винограда предпочтительнее, «вкуснее» и они начинают с неё — болезни (мильдью, оидиум, серая гниль, бактериальный рак) появляются на розах хотя бы на сутки раньше, а вредители и того более, подчас задерживались на них на целую неделю. Кроме того, розы в окружении монокультуры, предоставляют убежище и пищу для насекомых-хищников, «врагов наших врагов» — божьих коровок, ос-паразитов.

Виноград и роза в саду — идеальные соседи. Так считает Олёна и приводит массу убедительных для обеих сторон доводов. У них и требования к почве сходные, и по листьям розы можно определить каких веществ не хватает ей и винограду, и какую подкормку обоим растениям надо дать. И на зиму спрятать виноград и розы «удобно вместе воздушно-сухим укрытием». Для этого и сажать розы следует «в одном ряду с виноградом, но за пределами последней опоры шпалеры». И в посадке растений немало общего.
Олёна идёт дальше в дизайн сада, где «рядом, но по-разному» будут расти розы и виноград. К этому нас порою подталкивает ещё и ограниченность размеров участка. «И в этом случае совместная посадка роз и плодоносящего винограда — идея очень удачная. Одна красота перетекает в другую, виноград и роза мирно делят самые тёплые и солнечные места». Олёна предлагает создать
беседку «а ля дуэт виноград и роза», посадив по углам беседки или перголы сильнорослые сорта винограда, а между ними розы — плетистые или флорибунду. Одним словом, виноград созревает наверху, а розы цветут пониже.
Далее следует рассказ об опыте Е. Пономарёвой, которая уже в Подмосковье выращивает виноград и розы, чередуя ряды того и другого растения. Они и растут вместе, и зимуют под одним укрытием из лапника и спанбонда. Для хозяев
«летом и осенью двойная радость: внизу цветы, сверху красивые и вкусные грозди».
Разместить виноград можно также и в зоне отдыха на арках или старых сухих деревьях, увивая их виноградными лозами зимостойких сортов, вроде ‘Зилги’, которые на зиму и снимать не придётся. Тогда можно получить сразу «33 удовольствия» — «и тень, и ягоды, и наслаждение от созерцания прекрасных роз». Что и говорить — «поспевающий виноград и цветущие розы — это так красиво!» В комментарии агронома говорится, что для вертикального озеленения более уместны самые стойкие к морозам, вредителям, болезням и прочим напастям сорта винограда и роз, чтобы и мороки меньше, и можно было обойтись минимумом химпрепаратов или вовсе без них. Сама Олёна советует использовать для посадки с виноградом на арке плетистую розу Abraham Derby и «как куст, и как лиану», как она делает сама. Ей кажется, что «второй способ даже предпочтительнее, поскольку это очень красивое окаймление виноградных лоз». Можно сделать и «секретный» розовый садик, окаймляя небольшой розарий шпалерами винограда и поставив там красивую скамейку, для «желающих любоваться цветением и вдыхать аромат роз». А ещё — розовую клумбу разместить на фоне винограда вдоль южной стены дома или рядом с крыльцом. Расстояние от винограда до розовых кустов — 40-50 см. Холостые побеги винограда можно положить на землю между кустами роз и притенить почву. Не нахвалится Олёна и своими розами, особенно New Dawn, и сетует, что «красоту роз и аметистовых или янтарных гроздей солнечной ягоды на фоне тёмно-зелёных графичных листьев винограда трудно описать». Говорит и о том, что современные сорта роз Кордеса, Дэвида Остина комплексно устойчивы и «поэтому ситуация в симбиозе «виноград и роза» изменилась. Теперь виноград нередко заболевает раньше, чем розы».

«Розы в винограднике похожи на друзей в нашей жизни».
Система предупреждения с помощью роз устарела, однако виноградари не хотят отказываться от «розовой» традиции. Это характерно, в частности, для культуры Тосканы, где часто можно найти виноградники, окружённые розами, и услышать такое суждение: «Только настоящий друг может сказать, где я грешен и несовершенен. Кто ваши друзья, которые готовы показать вам свои неудачи и поделиться своим опытом? Кто роза в вашем винограднике?»
Анри Фантен-Латур. Розы Ниццы на столе. 1882г

Анри Фантен-Латур. Розы Ниццы на столе. 1882г.


Олёна пишет, что «многие менеджеры виноградников, работа которых гораздо более изощрённая, чем просто наблюдение за розами, только улыбнутся на это». Мне же они напоминают отечественных «эффективных менеджеров», пустивших страну под откос. Олёна верит, что «менеджеры виноградников учитывают все аспекты интегрированной защиты винограда от болезней и вредителей». Возможно, учитывают, потому и обрабатывают его по 10-20 раз за сезон химией, а итогом их деятельности является несъедобный виноград, выращиваемый на плантациях. Сегодня купить можно товар по названию «виноград», но есть его может только тот, кто не знает вкус настоящего. Как и арбузов и всего прочего. Для меня существуют только виноградари, а «менеджеры виноградников» это нечто, чуждое природе, оставляющее за собой пустыню.

А ведь Олёна хочет, чтобы романтическая история жила, чтобы традиция сохранилась, только для этого, мол, надо сажать в винограднике старые, «чуткие» сорта роз, менее устойчивые, но не менее красивые. Думаю, что мы её в этом поддержим. По последним, поступившим Олёне, данным, современная наука уже согласилась с тем, что растения, а, значит, и виноград, и розы, «способны чувствовать, огорчаться и радоваться». Слава Богу, наконец-то и «менеджеры от науки» признали то, что веками твердили поэты.
 

Столешницы. Италия. Вторая половина XIXв.

Хочу добавить, что на многое способны и виноградари, и розоводы, и некоторые другие люди. Например, радоваться, глядя на цветущие в зяблом Подмосковье розы и зреющий на бывшем болоте сладкий, вкусный виноград, или попадая на такой жизнеутверждающий и вдохновляющий источник, как Блог Олёны Непомнящей «Наш виноград и это всё — о нём». А если мы ещё и её советам последуем, то сможем, как Пушкин о Захарове, сказать о своём: «На холме домик мой; с балкона могу сойти в весёлый сад, где вместе Флора и Помона цветы с плодами мне дарят».

Добавить комментарий