0_jem2020XIII конференция АППМ

 

 

 

Вот уже 13-й раз весна к нам приходит в начале февраля. И не глобальное потепление тому причина. О приходе весны раньше грачей сообщают народу «АППМенята», слетающиеся на свою конференцию. Народу там собирается много, питомников в стране и посадочного материала становится всё больше. На земле растут саженцы, на их продаже — деньги, а на деньгах — амбиции.

 

 АППМ

Ассоциация становится всё заметнее, солиднее и авторитетнее. Её видно уже из-за границы и из самого Минсельхоза. Пока ещё не президент и даже не сам министр, но уже самый первый его заместитель прислал приветствие и своего сотрудника для оглашения текста.

 А. Коровин, зам. директора Департамента растениеводства, механизации

А. Коровин, зам. директора Департамента растениеводства, механизации, химизации и защиты растений Министерства сельского хозяйства РФ.  

 Не берусь рассказать о конференции всё или много, потому что невозможно. В первый день совещались лишь члены Ассоциации. Они обсуждали работу прежних руководящих органов, одобряли, критиковали, избирали. Не знаю какие оценки выставлены, кого и за что хвалили-разносили, кто победил — меньшевики или большевики. В Правлении все знакомые лица и все они наши, потому что стоят за растения и за природу. Даже если некоторые взгляды некоторых из них не вполне совпадают с линией партии власти и руководителя, или с вашими-нашими правильными взглядами.

 

 

Везде успеть невозможно, потому, что и во время пленарного заседания полнокровно работает выставка и там толпится народ, разглядывает, расспрашивает, высказывается. Посетителям есть о чём спросить, а производителям уже есть, что показать, громоздким образцам выставочной техники даже места в помещении не хватило. Когда же участники расходятся по секциям, то думай, куда бежать. Сколько здесь замечательных людей, давних знакомых, которых приятно видеть и интересно слушать.

 


Вопросов на конференции поднимается много, выбираю самое близкое — проблемы питомниководства и направления развития ландшафтной отрасли. «Новое в применении минеральных удобрений и фунгицидов» и «как получить максимальный доход из текущего ассортимента» оставляю на потом.
Программу жизни и деятельности питомников, выращивающих саженцы плодово-ягодных культур изложил М. В. Качалкин. Он отмечает «переизбыток саженцев» на рынке, обилие западного и российского контрафактного материала, тенденцию к тому, что «производство оптовых количеств саженцев стало менее выгодным». Михаил Васильевич вышел на широкое обобщение — «в условиях нынешней экономической политики правительства… торговля и посредническая деятельность оказываются в более выгодном положении по сравнению с производством и получают основную долю прибыли. Это одна из причин, почему в стране нет реального экономического роста». К большому сожалению, эта тенденция у нас постоянная, независимо от того, какое правительство. И не только власти, но и простые бедные потребители повинны в сложившейся ситуации.
Хорошо помню яркий тёплый день — 1 апреля 1994 года, базар на месте бывшей миргородской лужи. Продаём однолетние, но двухметроворостые саженцы черешни и персика. Выкопаны добросовестнейшим образом — все корни на месте, завёрнуты в мокрую рогожку. Продаём по 15-20 каких-то денежных единиц, предшественников гривны. Торговля вялая, солнце греет, а на многих персиковых однолетках плодовые почки грозят вот-вот раскрыться. Рекламируем, убеждаем, доказываем. Что-то продаём. Рядом с нами место занимает молодой человек с двумя ящиками «Ленинградского» ещё мороженого. На молзаводе купил по 4 тугрика, продаёт по 8. И народ живо разбирает. И не кажется ему, что дорого. А мы до того три года возились и не можем за саженец высшего качества получить утешительный приз размером в две пачки мороженого. Конечно, сегодня Качалкин наш «мелкий приусадебный питомник» заносит в чёрный список «недобросовестных конкурентов официальных питомников», клеймит за отсутствие «карантинных сертификатов и сертификатов качества». Скажу на то, что сертификатов у нас не было, зато качество было. К тому же, дело давнее, тогда на рынке ещё и Качалкина не было. Нынче он правильно учит «задумываться об особенностях нашего потребителя», о том, что «будет востребовано в ближайшие годы». Возможно, что скоро придётся выходить на рынок с саженцами, увешанными пачками эскимо.
Оптового производителя удручает ситуация, когда купленный у него по 50 рублей товар, выставлен в садовом центре за 250 рублей. Прибыль за последние годы упала на 40-60% и «рентабельность по многим видам саженцев приблизилась к критическим значениям, за которыми производство оказывается убыточным». Качалкин отвергает самый простой путь снижения себестоимости — «снижение качества продукции», ибо это «чревато потерей конкурентоспособности». Он предлагает приостановить или вообще не выращивать сорта и виды саженцев, которые дают рентабельность ниже 15%, попытаться перезаключить контракты на более выгодных условиях, расширить производство товаров с высокой рентабельностью, активнее развивать свою розничную сеть.
При том, что по многим видам посадочного материала перепроизводство состоялось или наметилось, «на рынке качественного материала мало» и качество «из года в год ухудшается». Посмотрите, особенно в сетевых магазинах, в продаже двухлетки плодового саженца высотой 50 см! Невзрачный вид компенсируют красивой упаковкой. А ведь в прежние времена были приняты довольно высокие стандарты. Двухлетний саженец яблони, например, был в рост человека. Дороговизна во многом объясняется переходом на выращивание саженцев с закрытой корневой системой.



Так может стоит подумать об открытой корневой системе, как резерве снижения себестоимости без снижения качества?
Засилье на рынке нерайонированных сортов и экзотических для средней, например, полосы культур вроде Ренета Симиренко, Голден Делишес или хурмы, граната, земляничной рассады фриго из Западной Европы, приводит к тому, что «приобретая красивую рекламу, садовод-любитель приобретает только возможность поковыряться в земле, но никак не насладиться результатом». Люди разочаровываются и порою вообще перестают что-либо выращивать. Всё это ведёт к значительному снижению спроса. Две трети рынка сегодня «сосредоточено у нелегальных производителей и продавцов». Нужно противостоять этому, ибо развитие отрасли зависит от роста рынка сбыта. Для решения проблем, связанных с недобросовестной конкуренцией, нужно добиваться «совершенствования законодательства и налаживания конструктивного взаимодействия с контрольно-проверяющими органами».
Решить вопросы качества и рентабельности Питомнику туи «Монблан», как уверяет его директор А. В. Давиденко, помогает узкая специализация — «не распыляемся на широкий ассортимент, качественно выращиваем 2 вида растений (23 сорта туи западной и один сорт можжевельника скального), переход на полный цикл производства позволил уйти от импортозависимости».
Впечатляет обилие докладов, посвящённых новейшим производственным системам и технологиям, позволяющим качественно улучшить продукт, облегчить труд, повысить его производительность. Приятно, что всё больше специализированной техники для сада и питомника производится в РФ, что меньше стали хотя бы торфа импортировать, научились сами готовить питательные субстраты.



Удручает, однако, то, с каким размахом внедряются в питомниках удобрения и средства защиты. Ведь до отвала накормленный, многократно обработанный химией, пусть и отвечающий стандартам, саженец, едва ли можно считать вполне здоровым. Он и в саду не сможет нормально развиваться без привычных «костылей».
Думаю, каждому садоводу было бы интересно сообщение М. В. Качалкина и А. И. Сычова о том, как выбираются названия сортов и что они могут сообщать нам. А. А. Костюков из Минской области рассказал о перспективах давно знакомой всем жимолости, назвал десяток сортов, в том числе канадских и польских. В своём хозяйстве он выращивает много жимолости, а ещё пытается найти ответ на каверзный вопрос «Почему столь ценная и неприхотливая культура никак не выйдет за пределы любительских садов?»


Жимолость ‘Aurora’

Жимолость ‘Aurora’.


С. Н. Горошкевич, доктор биологических наук, директор ООО «Сибирская академия деревьев и кустарников» рассуждает о состоянии, задачах и перспективах интродукции и селекции декоративных хвойных.

С. Н. Горошкевич..
С. Н. Горошкевич.


Он считает, что в нашей флоре их не больше 30 видов и те почти не используются. Печальный вывод: «такого пренебрежения собственными хвойными нет ни в одной стране мира». Сергей Николаевич обращает внимание на кедровый стланик, распространённый на больших территориях, имеющий множество разновидностей, «он везде разный, но при этом, одинаково устойчивый». А на рынке его нет никакого. Учёный считает, что нашу небогатую хвойную флору надо обогащать, используя мировое разнообразие. Нужно анализировать, отбирать и испытывать перспективные виды и культивары. Это большая работа, ведь одних только отечественных культиваров описано более 350.


Pinus sibirica ‘Президент’ x
Pinus sibirica ‘Президент’ x (P. sibirica x P. pumila #29).


Горошкевич указывает на мичуринский способ отбора растений — «под влиянием «воспитания» в новых условиях менять «природу» всех «воспитуемых растений. Эти изменения они запоминают и передают своему семенному потомству. В течение последних 50 лет генетики активно смеялись над мичуринским, якобы, невежеством. Смеялись до тех пор, пока не произошла так называемая эпигенетическая революция. Она, конечно, не отменила генетику, но существенно её дополнила. Главным методом обогащения культурной флоры должно стать размножение интродуцентов семенами местной репродукции».


Pinus sibirica. Клоновый архив ВМ и НК
Pinus sibirica. Клоновый архив ВМ и НК.


Таким же образом действует и В. К. Железов в Саяногорске с плодовыми культурами, получает замечательные результаты, а над ним, видимо, ещё 50 лет будут смеяться дипломированные учёные, верные букве генетики, которым и похвалиться нечем.
Было чему поучиться у пламенного цветовода Ю. Б. Марковского, который опроверг «традиционный (народный) цветник», камня на камне от него не оставил, ибо он «пёстрый, насыщенный множеством растений, богатый и щедрый, как яркий букет». Долой этот старомодный, сложный, трудоёмкий!



Ю. Б. Марковский.
Ю. Б. Марковский.


Впрочем, Юрий Борисович снизошёл и милостиво разрешил эти жуткие композиции в приусадебном саду, «особенно там, где это мило и угодно хозяевам». Но этому пережитку не место в городском оформлении. Современность признаёт малоуходные композиции, выполненные из неприхотливых растений, не требующих богатых почв, которым достаточно естественного увлажнения и которые много лет не нуждаются в омолаживании. Современные композиции в стиле Пита Удольфа имитируют растительность сухих лугов и степей. В городском оформлении Европы и Америки на место помпезных георгин, дельфиниумов, астильб, флоксов пришли устойчивые к непогоде злаки, лаванды, перовскии, вероники, котовники, посконники, очитки. Тех из наших дизайнеров, которые уже понеслись вслед за модой, Марковский предостерегает: нужно, чтобы «создаваемый цветник соответствовал «исторически-архитектурной стилистике объекта» и надо понимать, что «копирование полного ассортимента растительного материала для таких композиций» в наших условиях невозможно. Травяные композиции хороши рядом с современными зданиями, но неуместны рядом с дворцами. Что касается ассортимента, то его следует подбирать для каждого региона свой. «Русский высокотравный луг» — это цветник, созданный по правилам плотной миксбордерной посадки средне и высокорослых многолетников.


Пример «Высокотравного луга»
Пример «Высокотравного луга».


Особая роль принадлежит злакам — мискантус китайский, вейники, молинии, пеннисетумы, осока пальмовидная. Дальше идут таволги, василёк, анемона японская, пижма. Остальную площадь занимают многолетники средней высоты — злаки, анафалисы, шалфей, тысячелистники, герани, монарды, нивяники. На переднем плане — манжетка, гвоздика, черноголовка, узколистные ирисы, мелкоцветковые сорта флокса метельчатого селекции Е. Константиновой и О. Кудрявцевой.
О том, как изменяются требования к посадочному материалу говорили Д. В. Звонка и А. А. Толоконников. Общемировая тенденция — отказ от пород-интродуцентов и рост спроса на местные виды и формы растений. Есть устойчивый спрос на видовые экземпляры с индивидуальными особенностями, солитерные саженцы, многоствольные формы. У нас нет в продаже «деревьев третьей величины (5-10 м), почти нет качественного материала традиционного советского ассортимента, хорошо себя зарекомендовавшего.
Елене Поляковой из Варшавы виднее многое из того, что ждёт наши питомники и ландшафтников в будущем. Она открывает глаза на очевидный в общем-то факт — «обычному человеку» вполне достаточно изгороди, газона, цветника, «зоны барбекю». Когда же он обращается в компанию, то ему предлагают сад и за неожиданные для заказчика деньги. Начинаются недоразумения. В Европе этого уже нет. Там в таком случае идёт благоустройство территории и посадка растений. В Польше хозяева справляются с этим сами, поэтому ландшафтные компании ориентированы на работу с общественными пространствами. На это следует переориентироваться и россиянам. Потому что озеленение — самый дешёвый инструмент маркетинга, повышает престиж застройщика, авторитет власти, увеличивает стоимость недвижимости. Работа с частными заказчиками больше не сможет приносить столько прибыли, сколько раньше.
Тему замечательно продолжила И. А. Савватеева рассказом о том, как Питер Франк создал в Лондоне свалку мусора, а затем на ней парк, как он работал с властями и с жителями района. Он так сумел доказать людям необходимость парка, что, когда власть поменялась и решила это дело прикрыть, то жители вышли на улицу с протестом и отстояли парк. Вторая, московская уже, история о создании луга вместо запланированного властью казённого парка, о мобилизации на борьбу за правое дело местных жителей, не менее впечатляющая. Тем более, она близкая.
О том, что надо знать, чего люди хотят, говорил Д. В. Сафронов, основатель и владелец парков «Сады мечты» в Абакане и Красноярске. Денис представился ещё и как автор садов, но на самом деле их придумал и начал Василий Антропов. Это его «Эйфелева башня», и «зелёный крокодил», и «Степной орёл», и «Сад дракона», и «Садик ангелов». Не знаю, как и почему разошлись пути-дороги творца, романтика и выдумщика В. А. Антропова и делового, умелого организатора Д. В. Сафронова. Хорошо, по крайней мере, что задуманное реализовалось и продолжилось.


«Сады мечты» Красноярск.
«Сады мечты» Красноярск.


Посетители порою ворчат, что дороги, мол, входные билеты или ватрушки в кафе. И тем не менее, люди идут, значит, им это важно и нужно. Не всё в садах безупречно. Оглядев, например, скульптурный ряд «Садов мечты», строгий критик скажет, что здешние богини и не пытались равняться на Венеру Милосскую, а ангелы, гномики или гусята не высокого полёта. Но ведь главное в том, что создано нечто, чего никогда прежде не было, что заставляет далёких от дизайна людей, задумываться и хотеть, «чтоб в России было красиво». Посетителей восхищает не только мастерство создателя «Садов», газоны и фонтаны, но и уют, ухоженность территории — дело для нас ещё почти невиданное и непривычное. Нам всё ещё разор — норма. Несогласных прошу проследовать в пригородные леса, на обочины дорог, берега водоёмов.
Есть посетители, заметившие «прекрасный сад, восхищающий богатым ассортиментом растений и продуманным ландшафтным дизайном». Как будет хорошо, когда такие сады и мечты будут в каждом городе, и не по одному. Немало для них понадобится и посадочного материала.


Будущее зелёной отрасли — студенты профильных вузов
Будущее зелёной отрасли — студенты профильных вузов.

 

 Вернуться к разделу События, даты, юбилеи

 

Добавить комментарий