НАЧАЛО НАШИХ САДОВ — В НАШИХ ПИТОМНИКАХ

1p19

Послесловие к XII ежегодной конференции Ассоциации производителей посадочного материала (АППМ).

 

 

 

 

 

Одна из величайших радостей — полёт в неведомое за знанием. Ведь лучшее в неведении — счастливая способность спрашивать. (Роберт Линд (1879-1949), англо-ирландский писатель)

Ежегодная конференция АППМ как праздник. На то она и конференция, а не собрание, которых может быть сколько угодно, а праздник потому, что всего лишь один раз в году собираются лучшие в стране производители посадочного материала, чтобы обсудить и принять решения по насущным вопросам отрасли, увидеть друзей-соратников, услышать новое, узнать нужное. От конференции её участники ожидают больше и больше, потому очередная, XII-я, продолжалась целых 3 дня.

2p19

Вот и мне, не ведающему о положении дел в отечественном садоводстве, от себя и от имени других не ведающих, но не безразличных, хотелось задать вопросы тем, кто руководит нашим садоводством. Ведь мы об этом толком ничего не знаем. Разве что осенью промелькнуло сообщение о посещении первыми лицами страны «Садов Ставрополья», где они достойно оценили крупные тяжёлые плоды, которыми их угостили. А вот о состоянии отрасли, её перспективах ни слова.

В том, что сады в России есть, убедился осенью в Воронежской области. В садовых хозяйствах не знали, куда девать урожай. Яблоки предлагали по 12-20 рублей за килограмм, а ведь в магазине и на рынке они идут по 100-150 рублей. Не хватает мощностей для переработки и помещений для хранения.

На предыдущей конференции АППМ в нескольких выступлениях прозвучали обнадёживающие сообщения о том, что государство, наконец, начало субсидировать закладку садов. Говорилось, правда, что зачастую деньги дают не тем, кому следует, и идут они не туда, что ипотека нужна и на питомники, и на предприятия по переработке и хранению. Хотелось узнать, как идёт процесс, что изменилось к лучшему, но спросить об этом было не у кого, никто из деятелей Минсельхоза не удостоил питомниководов своим вниманием.

А как обстоят дела в АППМ-е и АППМовцев?

Отвечает Правление АППМ: Радостно отметить, что из года в год число участников Ассоциации динамично растёт, укрепляются партнёрские отношения. Отечественный рынок посадочного материала развивается; улучшается техническая база, во многих хозяйствах появились собственные маточники плодовых, ягодных и декоративных культур… выращивается посадочный материал высокого качества, соответствующий стандартам РФ и стандартам, разработанным АППМ… изданы каталоги, брошюра «Российский рынок посадочного материала», журнал «Вестник АППМ», проводятся конференции, семинары, выставки, фестивали.

Наша Ассоциация, созданная в 2008 году, к настоящему времени объединяет 211 организаций — 147 питомников РФ и 8 Беларуси и Казахстана, плюс 56 компаний-партнёров, деятельность которых напрямую связана с питомниководством.

6p19

Чем же привлекательно для питомниководов участие в Ассоциации?

Мария Варфоломеева, консультант-аналитик АППМ: Здесь они могут позволить себе быть не конкурентами, а соратниками, превращая личные интересы в общие. Этой идее вторит и девиз Ассоциации — «В единстве наша сила» (Viribus unitis!). Питомники развиваются…  расширяются производственные площади и рынки сбыта. Компании  расширяют зону своего влияния не только в рамках своих субъектов, но и выходят за их пределы — производственная деятельность движется в регионы, торговая перемещается ближе к мегаполису.

Каковы перспективы развития рынка посадочного материала?

 Евгений Олейник (питомник «Ниваки»): Выращивание посадочного материала — дорогой и нелёгкий бизнес. Наши питомники всё ещё значительно уступают зарубежным компаниям. Весною мы им уступаем, летом начинаем выравниваться, а осень уже за нами. Но все наши площади открытого грунта примерно равны тем, которыми располагает Брунс Пфланцен. Мы выращиваем пока 15-20% того, что нужно нашему рынку, но активно развиваемся и, полагаю, что в 2021 году мы удвоим объёмы производства. Но, как видим, возможности дальнейшего развития есть и немалые. Всё больше посадочного материала требуется на городское озеленение. Нам надо развиваться, активно встраивать в производственные цепочки малые фермерские хозяйства, надеясь на помощь государства, вкладывать больше средств в развитие инфраструктуры питомников.

Можно ли найти положительный пример — питомника, мало зависимого от импорта?  

 А. Н. Миролеева («Сады Урала»): Может быть, потому, что наш питомник — самый северный в России, мы не закупали и не закупаем импортный посадочный материал. В нашем каталоге только то, что мы сами вырастили. А растим мы более четырёх тысяч видов и сортов декоративных и плодово-ягодных деревьев и кустарников, многолетних и однолетних цветочных культур. Импортного у нас разве только — техника, инструменты, оборудование, химикаты.  

Классический питомник состоит, как правило, из трёх отделений — маточник, отделение размножения и отделение выращивания. Какое из них самое важное?

 В. В. Боровков, питомниковод: Считаю, что основой плодового питомника являются маточные насаждения. На них идёт до 35% общих затрат. Чтобы получить высококачественный посадочный материал, маточные растения должны быть безупречно здоровыми. Это непростая задача, учитывая, что на яблоне, сливе и абрикосе обнаружено по 18 вирусных и микоплазменных болезней, на черешне и вишне — по 16, на груше и айве — по 15. О том, как мы защищаем наши растения, я подробно изложил в моём докладе на конференции.

Зачем нужны деревья в городе?

 И. А. Савватеева («Питомник Савватеевых»):  Мы знаем, что современный город — это не только архитектура. В мире порядка 7 млрд. человек живут в условиях загрязнённой окружающей среды, что создаёт серьёзную угрозу для их здоровья. Увеличение озеленения на 10% может отсрочить возникновение проблем со здоровьем сроком на 5 лет. Исследование гарвардских медсестёр показало снижение смертности на 12% для тех жителей города, кто имел высокий уровень озеленения в пределах 250 метров от места проживания.

7917

Есть прекрасные примеры заботы, которую проявляют городские власти для решения этих проблем. В Торонто, например, приняты муниципальные акты, которые охраняют городские деревья. Теперь на каждое дерево требуется 30 кубометров неуплотнённой почвы. Российские нормы предусматривают для среднего дерева яму (1,5х1метр), меньше трех кубометров. Почва со временем сильно уплотняется, и дерево перестаёт расти. Приходится сажать новые.  

Неужели положительные примеры имеют только импортную прописку?

 С. А. Мурзов (ландшафтное предприятие «Парк-Сервис»): За последние годы нам довелось активно участвовать в реализации нескольких программ по благоустройству и озеленению Казани и в целом Республики Татарстан. До 2012 года наша Казань сильно отставала от других крупных городов страны по состоянию парков, скверов и самих насаждений в городе. Площадь под ними на одного жителя составляла всего 9 квадратных метров, при общероссийской норме — 24. С 2013 года приступили к осуществлению программы «Зелёный рекорд». Только за три первых года было высажено в городе более 150 тыс. деревьев. С 2014 года — программа «Цветущая Казань» по цветочному оформлению города. В 2015 году стартовала программа «Парки и скверы», в 2016 — Год водоохранных зон Волги и Камы, 2017 — Год экологии и общественных пространств, в 2018 — программа «Формирование современной городской среды на территории РТ».   
 Проделана масштабная работа, которая преобразила не только столицу республики, но другие населённые пункты. Появилось множество новых растений на улицах городов и сёл и новые подходы в работе по озеленению. Для анализа территорий, например, стали применять так называемое соучаствующее проектирование. В него вовлечены сами жители, по сути, заказчики, будущие пользователи общественного пространства, которые в дискуссиях между собой, со специалистами и властью формулируют свои ценности и транслируют их исполнителям. Тогда рождаются и реализуются проекты, которые люди ждут.  

2942

Интересно, какие древесные породы предпочитают городские  озеленители?

 Т. Н. Малешина («Леспаркхоз», г. Мытищи): Большие трудности у малых городов — отсутствие единой концепции озеленения и контроля со стороны архитекторов, беспорядочное точечное строительство с бесконечными ремонтами и прокладкой новых коммуникаций, плотность застройки. Безжалостно обрезать деревья нередко приходится даже по требованиям правил дорожного движения, и установщики рекламных щитов тоже нередко пилят взрослые деревья, так как они закрывают рекламу. Работать непросто, но мы стараемся создать целостный зелёный пояс города. Учитывая, что после долгой зимы людям хочется увидеть яркие краски, мы создаём массивные посадки красивоцветущих и декоративно-лиственных кустарников, разбиваем цветники.

Из цветущих деревьев и кустарников акцент сделали на яблоню Зибольда, сирень обыкновенную и венгерскую, спиреи, сосну горную. По всему городу созданы композиции и группы из липы, клёнов, черёмух, берёз, тополей, дуба красного, рябин, сосны обыкновенной и веймутовой, псевдотсуги Мензиса, ели сербской и колючей, можжевельников. Узкие зелёные зоны между дорогой и тротуарами требуют колонновидных форм; применяем шпалеры из липы, блоки из боярышников, кизильника, бирючины, смородины альпийской. Из-за применения антигололёдных средств, плохо чувствуют себя берёза повислая, тополь китайский и чёрный. Сейчас ищем наиболее солеустойчивые породы, виды и сорта. Пробуем, в частности, диервиллу и ручейную, и сидячелистную. Кажется, что растёт пока неплохо. Из-за бактериальных заболеваний отказались от липы мелколистной, из-за заражения златкой — от ясеней.

А какой посадочный материал может потребоваться Парку Горького?

 Л. А. Леонтьева (главный архитектор ЦПКиО им. М. Горького): 12 августа 2018 года нашему парку исполнилось 90 лет. В 1937 году архитектор А. В. Власов за работу над проектированием и строительством парка был удостоен премии «Гран При» на международной выставке в Париже. Он писал: «Цветочные насаждения, боскеты, невысокий стриженый кустарник и фигурные деревья будут служить материалом для цветовой и орнаментальной композиции большого ковра, раскинувшегося на берегу реки».
За последние 8 лет для обновления и расширения насаждений мы высадили 658 лип, 90 клёнов, 53 ивы, 31 граб, 28 декоративных яблони, 20 дубов красных. Мы воссоздали значительное количество цветников, но цифра в 2 000 000 штук растений — столько их высаживалось в парке ежегодно в 1950-е годы — остаётся рекордной. В воссозданных цветниках на Ленинской площади — красные розы и канны, на Фонтанной — синий шалфей и лаванда. По-прежнему все любят розы, их в парке более 12 тысяч. Среди них сорт ‘Парк Горького’, представленный фирмой Мейян. Но сегодня в нашем ассортименте, к сожалению, отсутствуют сорта отечественных роз. Ищем! Рассчитываем на Никитский ботсад и на вас.

О чём могут рассказать безмолвные деревья, кустарники, многолетники, травы и папоротники?

 Уго Дагенбах (ландшафтно-архитектурное бюро “Глассер и Дагенбах», Германия):
Я вырос в семье садоводов, дендрологов, в лесничестве и вот уже 30 лет занимаюсь ландшафтным озеленением и архитектурой. Хочу на примере ряда моих работ показать, как растения выступают в качестве носителей смысловой информации, рассказчиками истории, которая стоит за ландшафтным проектом, или сторителлерами (от английского storytelling — повествование, рассказывание историй).

Я не хочу использовать растения лишь в качестве декоративных элементов или экзотики. Для меня важно, чтобы они структурировали  пространство, рождали эмоцию и настроение в ландшафтном дизайне, который представляет собой некую декорацию в театре под открытым небом. Такой подход заставляет по-другому подходить к выбору растений. В своё время я работал в Токио с Кеном Накадзима, который создал японский сад в ГБС РАН. На него произвели большое впечатление русская живопись прошлых веков и русские поля с дикорастущими цветами, и он стремился воплотить эти образы в своих проектах. Он опередил своё время лет на 20-30, никто не понял его подхода. Лишь недавно его идеи были воплощены в концепциях парка «Зарядье» и Крымской набережной. Это должно быть воспринято как знак того, что русский ландшафт и русские растения должны быть тщательно исследованы и широко использованы. И не только в России. Я считаю, что растения России во времена активного изучения мировой флоры были по разным причинам несправедливо обойдены вниманием. Российские питомники обязаны информировать весь мир о богатствах русской флоры. Кроме известных флоксов, в России можно найти массу интересных растений. У вас есть уникальная возможность производить посадочный материал для разных климатических зон.
Старые деревья или их образы почитаются во всех культурах мира. Они олицетворяют прошлое, настоящее и будущее. Глядя на них, мы воображаем историю, которая за ними стоит. Из этого следует, что в процессе создания садов и парков мы должны предоставить уже растущим деревьям и только что посаженным шанс стать повествователями таких историй. Я предлагаю посадить меньше деревьев, но большего размера, чтобы создать эффектный вид с самого начала. На гостей отеля, например, не действует обещание, что этот сад будет пышно выглядеть через 15 лет. Они должны быть покорены вашим проектом сегодня.

В наших проектах мы стараемся выдерживать определённую пропорцию вечнозелёных и листопадных деревьев и кустарников — максимум 40% вечнозелёных и минимум 60% листопадных. Дело в том, что очень важны цвет и прозрачность кроны. Необходимо ещё и внимательно подбирать оттенки зелёного. Тягостное впечатление на меня, например, производит Шварцвальд («Чёрный лес») в Германии, где 90% деревьев составляют ель обыкновенная и пихта европейская. Это тёмный плотный массив.
Работая над проектом озеленения территории фабрики «Большевик» мы попытались воплотить в нём идею прозрачных лесов, в том виде, в котором они встречаются в русских пейзажах. Там мы использовали клён серебристый с листвой — тёмно-зелёной сверху и серебристой снизу, бересклет крылатый в форме зонта, гортензии, кизильник блестящий в форме куба, иргу канадскую многоствольную.

В другом проекте — бывшей тюрьмы Моабит, которая находится в берлинском парке Тиргартен, мы включили существующие деревья и кустарники в наше повествование. Согласно идее, можжевельник обыкновенный олицетворяет 22 заключённых на утренней прогулке, а клён остролистный «Роял Ред» — охраняющего их надзирателя. Изгородь из бука европейского подчёркивает размеры ограды и самого здания тюрьмы. Перед тюрьмой располагались плодовые сады, принадлежавшие служащим этого заведения. Мы посадили там шелковицы, которые рассказывают о том, как в давние времена король Пруссии разрешил поселиться здесь бежавшим из Франции гугенотам, которые решили было заняться производством шёлка. Однако климатические условия, якобы не позволили вырастить растения, необходимые для питания шелкопряда. Впрочем, некоторые старые деревья шелковицы сохранились, и больше того, вперемежку с дубами и яблонями там растут даже лимонные деревья, а ведь это растения субтропиков. Тем не менее, что было, то было.

Неужели мы так-таки ничего и не знаем о богатствах отечественной флоры?

А. Б. Безделев (Приморский океанариум — филиал ННЦМБ ДВО РАН, г. Владивосток):  
Обширна и разнообразна флора Азиатской России — более 6 тысяч видов. Исследователи по достоинству оценили это разнообразие. Многие интродуценты широко применяются в озеленении Европейской России, а кедр (сосна) сибирский, дёрен белый, черёмуха Маака, шиповник морщинистый настолько привычны, что уже не воспринимаются как пришельцы.

Но это только вершина айсберга. Существует масса перспективных декоративных растений природной флоры, известных лишь специалистам. Растения, привыкшие к суровым условиям произрастания, попадая в культуру, чаще всего образуют формы с повышенной декоративностью, большим количеством цветков и продолжительностью цветения, более пышной листвой. Среди них — рододендрон золотистый, горечавки крупноцветковая и холодная, аралия континентальная, шлемник байкальский, герань Крылова, вероника седая, фиалка маньчжурская, ясколка Фишера. Интерес представляют реликтовые растения, сохранившиеся с древнейших времён в лесах Южного Приморья, — горянка корейская, копытень Зибольда, лилейник Миддендорфа, хохлатки Буша и гигантская, ясенец мохнатоплодный.

 В наших списках недооценённых до настоящего времени групп растений насчитывается несколько десятков очень перспективных видов — папоротников десять, лапчаток девять, травянистых лиан десять, деревянистых лиан десять, ранневесенних растений восемь. Отдельно хочу выделить наиболее перспективные деревья — дуб зубчатый, маакия амурская, клён маньчжурский, можжевельник твёрдый, пихта цельнолистная, тис остроконечный, яблоня маньчжурская, а также кустарники — абелия корейская, бересклет Маака, бузина сибирская, дейция амурская, карагана маньчжурская, рододендроны остроконечный и Шлиппенбаха, сикуринега кустарниковая. Каждое из этих растений имеет немало достоинств. И это ещё не все. Вот, к примеру, леспедеца двуцветная — полукустарник с быстро стареющими скелетными ветвями, но при должном уходе просто фантастически декоративный, особенно в период массового цветения в сентябре.

А что можно сказать о многолетниках с осенней декоративностью?

 Г. Е. Жаров (питомник «Виктория», г. Москва): Хочу сказать, что их намного больше, чем мы привыкли видеть и использовать. Осенний период для меня условно умещается между 1 августа и 31 октября. Из тех, что у нас показали с наилучшей стороны, назову аистник Манескава, аконит Кармихеля, андропогон, или бородач Жерарда, гелиопсис, горцы японский и сахалинский, киренгешомы пальмолистная и корейская, лобелия голубая, мискантусы сахароцветковый, китайский и красноватый, осоки трясунковая, пониклая и кавказская, хелоны косая и голая. Достойны всяческого уважения анемоны — виноградолистная, японская, войлочная, хупейская, цилиндрическая. Обращаю ваше внимание на такие видовые астры, как очитколистная, растопыренная, зонтичная, гималайская, монгольская и шершавая. Из баданов осенью цветёт сорт ‘Herbstblute’, а бадан пурпурный и сорт ‘Rosi Klose’ имеют яркую осеннюю окраску листвы. Очень декоративны ваточники, но, если ваточник сирийский несколько агрессивный, то ваточники — воплощённый, или мясо-красный и крупноцветковый совершенно спокойны. Всего в моём списке числится 39 растений и ещё больше видов и сортов.

Что такое дендрораритеты и кто занимается их изучением?

А. Ю. Сапелин (кафедра ландшафтной архитектуры и садово-паркового строительства МФ МГТУ имени Н. Э. Баумана): Под дендрораритетами мы понимаем экземпляры древесных и кустарниковых видов, отличающихся выдающимися показателями — размерами наземной части (выдающиеся или нетипичные) или видовой принадлежностью (виды, их формы и сорта, редкие в данной географической точке). Если растение обладает хотя бы одним из этих показателей, то это уже дендрораритет. Такая работа проводится во многих странах. В РФ, например, в рамках программы «Деревья — памятники живой природы». Правда, она предусматривает, прежде всего, выявление и изучение старо возрастных деревьев, которых уже взято на учёт более 600. С 2010 года мы занимаемся выявлением редких видов, нехарактерных для Москвы и лишь тех, что встречаются в городском озеленении, а не в научных или частных коллекциях, т. е. общедоступны. Следует отметить, что ассортимент городских древесных растений изучен слабо, меж тем дело это важное и интересное.

Посмотрите, возраст большинства выявленных нами раритетов — более 50 лет. Значит, они пережили в условиях города целый спектр погодных катаклизмов: сильные морозы (1978-1979), бесснежные морозные зимы (2002-2003), ледяной дождь и засуху (2010), отсутствие всякого ухода в 1990-е годы. На основании анализа выявленных раритетов по шкалам эстетической и санитарной оценки, составлен список растений, которые могут быть рекомендованы для более широкого использования в городском озеленении. Среди них несколько совершенно неожиданных в средней полосе, вроде айланта высочайшего, бука лесного, гинкго двулопастного, катальпы бигнониевидной, магнолии огуречной, или длиннозаострённой, ореха грецкого, сумаха оленерогого, тиса ягодного, шелковицы белой.

Я назвал лишь часть растений из составленного нами списка. Это уникальный генофонд, который должен быть использован для получения устойчивых линий известных видов растений, а также служить источником вдохновения для садоводов, питомниководов, селекционеров, озабоченных продвижением новых культур, видов и сортов на север...

7786

Конечно, это лишь короткие ответы на часть вопросов, волнующих и членов АППМ, и рядовых садоводов. Более пространные рассуждения авторов, а также ответы других выступавших  на вопросы о технологиях выращивания посадочного материала, организации защиты растений, использования удобрений, о продвижении питомника и садового центра в соцсетях, о том, как правильно поставить рекламу продукции и работу с клиентами, как питомникам взаимодействовать с ландшафтниками, как эффективно вести ландшафтный бизнес, можно найти в сборнике докладов XII ежегодной конференции АППМ «Питомники России: от становления к совершенствованию». М., АППМ, 2019.

Александр РЕБРИК, главный редактор «Вестника садовода».

См. также:

XII КОНФЕРЕНЦИЯ АППМ: для нас это важно, нам это интересно